Главная Об авторах Читать Оглавление Рецепты Лизы Обр. связь Отзывы

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СНЫ ЛИЗЫ КУДРЯВЦЕВОЙ О ПЕТЕРБУРГЕ

«И майской ночью в белом дыме,
И в завываньи зимних пург
Ты всех прекрасней, несравнимый
Блистательный Санкт-Петербург!»
       Н. Агнивцев
Лиза
Здравствуй, Летний сад!
Глава XIX
Здравствуй, Летний сад!

 Ласковая волна принесла лодку с Лизой и её друзьями к левому берегу Невы. Там возвышались в ряд три открытые дубовые галереи с колоннами. Боковые были белые, с золочёными российскими гербами. 
– Причаливаем к средней галерее, самой большой! – скомандовала Белка. – Это пристань.
Летний дворец и Летний сад. Гравюра А. Ф. Зубова 1716-1717г. Летний дворец и Летний сад. Гравюра А. Ф. Зубова 1716-1717г.
 Лодка подошла к деревянной подпорной стенке, раскрашенной «под кирпич». Девочка ловко накинула «чалку» - потёртый канат на одну из свай, укреплявших берег. 
– Стой! Кто идёт?! - послышался грозный окрик. 

 На берегу стояли два огромных красавца - гвардейца. На них были зелёные кафтаны, красные штаны до колен, белые чулки и чёрные башмаки. Чёрными были и большие треугольные шляпы с перьями. На шее каждого красовался белый шарф. В руках они крепко держали шпаги.
– Царские офицеры! - сразу определил Павлин. Он был опытным царедворцем. 

 В то время в Летний сад можно было попасть только по приглашению кого-то из царской семьи, и только по воскресеньям. 
 И был царский приказ: «Кои в серых кафтанах с бородою, пущать запрещено». Простому народу разрешалось только кататься по Неве на специальных лодках с качелями, чтобы издали любоваться великолепным садом – петровским «Парадизом».

 Гвардейцы сразу оценили богато расшитое платье девочки, её жемчужное ожерелье.
– Покажи им письмо Книжной Мыши и скажи, что ведёшь нас в царский зверинец, - тихо подсказала Сова, сидевшая на плече у Лизы.

 Девочка достала из сумочки свёрнутое в трубочку письмо и помахала им в воздухе. 
– У меня грамота есть, - гордо сказала она и указала на разношёрстную компанию. – Их надо отвести в зоопарк. 

 Гвардейцы посторонились.
 Глядя на дряхлую пиратскую посудину, один подмигнул другому.
– С машкерада, видать. 

 Друзья с трудом выбрались из качающейся лодки. Лиза засунула Фуфу в сумочку, где уже сидел паучок Васька. Ей пришлось подниматься по маленькой деревянной лестнице, спускавшейся прямо к воде. 

– Где дорога, по которой у нас машины ездят? Речка прямо в сад хочет забраться, - кряхтя, ворчала она, придерживая подол длинного платья и подталкивая Яшу. 

– Дорога позже будет, когда побольше земли насыплют и берег укрепят, - бросил на лету Петух.

 Наконец друзья оказались на твёрдом мраморном полу галереи, выложенном чёрными и белыми плитами. Высокий потолок был обит холстом.

– В плохую погоду в этих галереях отдыхают и веселятся, - блеснул своими знаниями Павлин.
– А у нас на этом месте ограда красивая, - вспомнила Лиза. – С вазочками. Ой, какие вкусности! 

 На столах были разные фрукты, конфеты и напитки. Девочка быстро засунула себе за щёку несколько вишенок в сахаре.

– Это же для гостей, - укоризненно заметила Белка. 
– Мы тоше гошти, - прошамкала довольная Лиза с полным ртом. 

– Отведайте угощение во здравие, - вдруг послышался откуда-то нежный голосок.

 
   


 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Аннушка

Аннушка
 Яша насторожился. Фуфа принюхался и… выпал из Лизиной сумочки. 
 В проёме между колоннами они увидели, как на сказочной клумбе, среди нарциссов, тюльпанов, розовых кустов показались два черных блестящих глаза…
– Ёж! Ещё один ёж! - вскричал потрясённый Петух.

 Да, это был ёжик. Вернее, ежиха. На Петуха она даже не взглянула. Бросила лишь томный взгляд Фуфе. Тот онемел и выронил узелок… 

 Никогда не видел он такой красавицы. Все знакомые его лесные подружки-хохотушки были очень милы, но просты. В скромных ситцевых платочках. А эта, сразу видно, благородная дама. Рослая, с причёской из разноцветных иголок на голове. Колючую спинку держит прямо. На задних лапках парчовые башмачки, на передних – браслеты с драгоценными каменьями, в ушках жемчужные серёжки. Изящные манеры, лёгкая походка. 

 Фуфа смотрел на неё с неприкрытым восхищением. Всё вокруг для влюблённого ёжика изменилось. Земля запахла весной. Воздух наполнился ароматом душистых цветов и трав, пением птиц. 

 Верный друг Яша поднял зубами узелок и слегка толкнул ёжика, чтобы тот очнулся. 
– Яша… Ой-ой, Фуфа! – представился ёжик хриплым от волнения голосом.

– Анна, - скромно опустив глаза, ответила ежиха. 
– Аннушка… - тихо повторил Фуфа. 


 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Царевна Анна – «дщерь Петрова»

Царевна Анна – «дщерь Петрова»
 Ежиха Аннушка обратилась к Лизе:
– А Вы, сударыня, новая фрейлина?
– Думаю, да, - слукавила та, неуверенно поправив волосы. – Меня зовут Лиза. 
 Аннушка незаметно скользнула взглядом по золотистым волосам девочки, её красивому платью и решила, что она из свиты царевны Елизаветы. 

 Сама ежиха обожала старшую дочь царя, царевну Анну, и старалась во всём ей подражать. 
 «Дщерь Петрова» Анна была полной противоположностью своей сестре, белокурой, весёлой хохотушке Елизавете. Рослая, темноволосая, внешне очень похожая на отца. Папина дочка имела кроткий нрав, была серьёзная и рассудительная. Пётр часто делился с ней своими планами, и она нередко давала ему здравые советы. 

 Ежиха нередко сопровождала её во время ранних прогулок по саду в любую погоду и восхищалась наблюдательностью царевны. 

 Обе они любили читать. И сейчас под мышкой у ежихи была бережно зажата какая-то книга. 
 Лиза тоже любила книги и всегда просила дарить их ей на день рождения, чем немало удивляла родителей. Они-то думали, что дети совсем перестали читать и только тыкаются в телефонах.

– «Басни Эзопа», - громко прочитала Лиза.
– Эту книгу на русском языке изволила мне дать царевна Анна, - улыбнулась ежиха. – Сама она говорит и читает ещё и на других языках: голландском, немецком, шведском, французском, итальянском. 



 
Портрет Анны Петровны. По оригиналу И.-Г. Таннауэра Зубов Алексей Федорович. Портрет Анны Петровны. По оригиналу И.-Г. Таннауэра Зубов Алексей Федорович.
 
– А жених сыскался ей королевич Елисей? – заинтересованно спросила Лиза строкой из сказки Пушкина.
– Сыскался, - вздохнула Аннушка и погрустнела. – Кабы моя воля…
 Ежихе жених не нравился. Вовсе не королевич, а герцог. Неказист, ленив и не начитан. Вечно в плохом настроении и какой-то хворый. Одним словом, никудышный. И выбрали его, наверное, только потому, что в будущем он мог стать шведским королём. 

– Прослышал жених, что царь Пётр очень любознателен и зело любит всякие диковины, - продолжала Аннушка. – Вот и придумал, как тому угодить. Подарил глобус-великан!

– Какой хитрый и ловкий, - изумилась Лиза. – А у меня тоже есть большущий мяч, на нём нарисованы страны и океаны. Вот такой! 

 Она широко развела руки.







^ Наверх ^
Пергамент - подвал Готторпский глобус

Готторпский глобус
– Готторпский глобус самый большой в мире, - улыбнулась Аннушка. – Он медный, насажен на ось и весит более трёх тонн! Целых три года везли его и морем, и сушей в Петербург.

 Царь был в восторге от такого дорогого подарка. Повелел поставить его рядом с Летним садом, на Царицын луг. Теперь каждое свободное утро царь проводит там. 

– А какой он, этот чудо-глобус? - с замиранием сердца спросил Фуфа. Он готов был слушать Аннушку всю жизнь. – Вам довелось его увидеть? 
 Та кивнула.

– Давеча, во время утренней прогулки, мы с царевной Анной его посетили.
 Снаружи на глобус наклеена искусно нарисованная карта Земли. А внутрь ведёт выпуклая дверца, украшенная герцогским гербом.
Герб Фридриха III на двери глобуса. Герб Фридриха III на двери глобуса.
 Внутри шара так просторно! Может поместиться ажно 12 персон. 
 Царевна села на круглую деревянную скамью, а я устроилась супротив неё на столе. 


 
Глобус
 И вот зажглись светильники. Огромный глобус начал медленно вращаться: под столом был секретный механизм. И мы попали в театр звёздного неба! 

 Над нами блестело, мерцало много-много золотых и медных звёздочек, больших и маленьких, сливающихся в созвездия. Мы видели восход и заход Луны и других небесных светил.
 

    
Северное полушарие звёздного неба Северное полушарие звёздного неба
 На столе, рядом со мной, стоял неподвижный маленький глобус Земли. Зело крошечной казалась наша планида под бескрайним небесным сводом!

– Теперь ты можешь увидеть этот глобус-планетарий в башне Кунсткамеры, - шепнула Лизе Сова.








  

^ Наверх ^
Пергамент - подвал «Точёные люди» Летнего сада

«Точёные люди» Летнего сада
– Ба-а, наша Венера Таврическая! – вдруг воскликнул Петух. 
 Посреди галереи на высоком пьедестале стояла мраморная статуя богини любви. Её охранял часовой.

 Надпись на постаменте гласила:
 «Императору Петру I в угодность подарил папа Климент XV».

 Петух подмигнул прекрасной Венере, своей приятельнице, теперь украшавшей собой Эрмитаж. 
 Павлин распустил свой прекрасный хвост и важно прошёлся перед нею.
 Та слегка повернула голову и едва заметно улыбнулась.

 В этот момент солнце оказалось у Венеры за спиной. Она засветилась, стала почти прозрачной, и друзья увидели солнечный свет сквозь тёплый белоснежный мрамор. 

– Отличный мрамор, раз так просвечивается,- прищурившись, оценила Сова. – Как живая. Купаться собралась. 
– Молодо выглядит для своих каких-то двух тысяч лет, - бросила Белка, ревниво наблюдая за тем, как Павлин с Петухом распушили перья.

– А зачем солдат с ружьём возле Венеры стоит? – поинтересовалась Лиза.
– Царь зело ею дорожит. Её из самого Рима доставили, - сказала Аннушка. -А всего здесь около двух сотен таких «точёных людей» для всеобщего обозрения.

– Сейчас в Летнем саду 92 скульптуры осталось, - вздохнув, шепнула Сова Лизе на ухо. 

– После поездок в заморские края царь Пётр увлёкся мифами Древней Греции и Древнего Рима. Их античные герои и боги в Европе встречаются повсюду: в картинах, скульптурах и даже гербах, - продолжала Аннушка. - Вот и повелел он привозить скульптуры, им посвящённые, а рядом ставить таблички. На них начертаны имена и названия. Дабы все читали и просвещались. Сад оный не токмо для увеселения, но и для ума.

– А если некоторые не шибко грамотные? – опять вылез Петух, кивнув в сторону Фуфы. 
 Тот побледнел. Такое унижение при даме сердца! 

– Может, он парень и простой, зато ума - разума у него больше, чем у некоторых, - кинулась Белка на защиту нового друга. - А сердце и лапки вообще золотые. 

 Ежиха улыбнулась Фуфе и вежливо спросила у Лизы: 
– Вы впервые здесь?
– Да… - замялась та. Она не знала, как объяснить. – В таком саду впервые. 

– Нам надо получить аудиенцию у Белого Лебедя, - выступил вперёд Павлин.
 Аннушка была прекрасно воспитана и не стала задавать лишних вопросов.



^ Наверх ^
Пергамент - подвал Направо или налево?

Направо или налево?
 Друзья пересекли Венерину галерею, и…
 Перед ними открылся такой чудесный вид, что все замерли. 

– Какой великолепный цветник! – ахнула Белка.
– Роскошный! – воскликнул Павлин, незаметно любуясь своим хвостом.
– Краса неописуемая! - согласился Фуфа, не отрывая глаз от Аннушки. Для него даже прекрасная Венера не могла с нею сравниться.

– Сколько цветочков! Как будто яркими красочками разукрашенные, - похвалила Лиза. 

 Цветы были как живые. Они вежливо кланялись путникам и провожали их любопытными взглядами.
– Наш сад сначала так и величали – Цветочный,- сказала Аннушка. - Царь зело любит летники. Цветут всего одно лето, вот и дали саду другое название – Летний. 

 Стоял тёплый солнечный день. В весеннем воздухе разливался чудесный аромат мяты, ландышей, цветущих яблонь и вишен, молодой хвои и листвы. 

– Ж-ж-ж, - громко жужжали пчёлы и шмели, неустанно собирая нектар. 
– У-у-у, - гудели между ветвями деревьев неповоротливые майские жуки.

 Разноцветные бабочки порхали с цветка на цветок.
 На разные голоса распевали невиданные птицы. 

 Фуфа с наслаждением потянул носиком, по – новому ощущая знакомые запахи. Влюблённый ёжик радовался всему вокруг. 

 Ежиха улыбнулась, взглянув на него.
– Царь велит «доставлять всяких цветов не по малу, а более тех, кои пахнут». Зело любит душистые травы.
– Всё посажено квадратиками и треугольниками,- серьёзно сказала Лиза.

– Это французский регулярный стиль. Нынче он моден в Европе, - сказала Аннушка. – Беспременно должны быть цветники правильной формы. Деревья и кусты ровно подстрижены.

 Повидал царь много прекрасных придворных садов в Европе. Стали они его второй после моря страстью. Решил он беспременно устроить такой же у себя. И чтобы не хуже, чем у французского короля.

– А получилось даже лучше! – воскликнула Лиза, припоминая свою поездку во Францию с папой и мамой.
– Здесь, в парадной части сада, всё ровно и симметрично, - продолжала ежиха. 

 Петух, взлетел на крышу галереи и уселся на перила балюстрады. Скептически оглядев сад, громко крикнул:
– Ну, не совсем ровно. Левый край вон как направо загибается!

– Потому что сад тянется вдоль берега реки Фонтанки. Она вытекает из Невы немножко наискосок. А в углу между ними Летний дворец. 

– С трёх сторон вода. А гаванец у самой двери дворца, - доложил сверху Петух. – Крыша металлическая, стены светло – жёлтые, барельефы белые. 

– Где, где?- переспросила Белка, и быстро вскарабкалась на крышу. 
– Да во-он там, за молодой дубовой рощей, - махнул крылом Петух. 

– Наверное, сейчас Летний дворец похож на сказочный старинный корабль,- размечталась Лиза. – Кругом вода. Идёт себе по волнам… 

– Налево пойдёшь – дворец найдёшь, а направо пойдёшь – что за маленький домик найдёшь? – развеселился Петух. 
– За клумбой с тюльпанами из Голландии? Это царская мыльня, - пояснила ежиха.

– Баня, значит, - догадалась Лиза. – Ты же знаешь, Фуфа, в деревне такие есть. 

 Фуфа только глупо улыбался. На бедного ёжики было больно смотреть. Яша молча переживал за друга, сердито поглядывая на Аннушку. Но что щенок мог поделать?

– А за мыльней целая аллея из ёлочек, подстриженных, как пирамидки, - доложила Белка.
– Ёлки очень хорошо стригутся. Я знаю,- уверенно заявила Лиза. – А ещё деревья и кусты можно стричь как хочешь. И как шарики, и как кубики и даже как зверюшек.

 Лиза помнила, как однажды, когда была маленькая, играя в садовника, решила навести красоту в папиной оранжерее. Она старательно подстригла все растения. Думала, что родители очень обрадуются. Только им почему-то её сюрприз совсем не понравился, и потом они ещё долго прятали от неё ножницы. Ох, уж эти взрослые!

– А за ёлками Лебяжья канавка. Тянется от Невы до Мойки, а та до Фонтанки. Вот тебе и остров, - добавил Петух. 

– Оные речки для полезности затеяли соединить, дабы болото осушить. А через канавку подъёмный мостик перекинули на Царицын луг. 

– Пешеходный, значит мостик. А Царицын луг – это теперь Марсово поле, - опять шепнула Лизе Сова. 

 Павлин степенно прохаживался вдоль колонн.
– Не видать ли Белого Лебедя в этой Лебяжьей канавке? 

– Не-а! - крикнул Петух.
– Ни налево, ни направо – прямо пойдём, - скомандовала Белка, спрыгнув с крыши. - Эй, Петух, вернись с неба на землю.

– Коли так, позвольте мне сопроводить вас, - сказала Аннушка. - Нам надо поговорить с Капитаном.



^ Наверх ^
Пергамент - подвал «Тюленевый фонтан»

«Тюленевый фонтан»
 В глубь сада от Невы вели три прямые аллеи. С обеих сторон от них тянулись шпалеры -зелёные стены из стриженого кустарника. 

– Какие высокие! – встала на цыпочки Лиза. – Как мой папа.
– В рост царя Петра. Больше двух метров, - шепнула ей Сова.

 В шпалерах были выстрижены ниши – углубления. В них белели бюсты. Там, где аллеи пересекали дорожки поменьше, стояли скульптуры во весь рост, били фонтаны.

 Аннушка повела гостей по средней, самой главной аллее. Она была широкая, посыпанная разноцветными окаменелыми мелкими ракушками. 

 Вскоре они услышали таинственный приглушенный шум воды и вышли на площадку с фонтаном. Высокая струя сверкала на солнце и падала в круглую чашу из белого и чёрного мрамора. По воде шла лёгкая рябь.

 Лиза с радостью пробежалась вокруг фонтана. 
– Это Дамская, или Царицына площадка, - сказала Аннушка. – Здесь любит отдыхать царица со своей свитой. 

– Одним словом, женская, - бросила Белка, оглядев всё вокруг.

Летний сад при Петре Великом Летний сад при Петре Великом
– А фонтан прозывают «Тюленевый»! - вдруг услышали они густой бас. 
 Послышалось недовольное фырканье. Из воды показалась лоснящаяся морда тюленя с длинными белыми усами. 

– Шлёп! – ударил он с силой хвостом по воде, обрызгав путешественников.
 Изгибая тело из стороны в сторону и упираясь передними ластами, тюлень неуклюже выбрался на край чаши фонтана и вальяжно развалился. На его мощной короткой шее болтался золотой якорёк на цепочке. 

 Сразу было видно, что это настоящий морской волк.
– Простите великодушно, любезный друг, фонтан беспременно Ваш. Сие всем ведомо, - вежливо сказала Аннушка, зная, как обидчивы тюлени. - Позвольте представить Вам наших гостей. Это Лиза и её спутники.

 Близоруко сощурив свои большие чёрные глаза, тот оглядел мокрых путешественников. 
– Каким морским ветром вас сюда занесло?

– Невским ветром,- смело отвела Лиза. – Вообще-то ладожским. 
– Ишь ты. Плавал, знаю. Родные просторы… Не серчайте, что малость обрызгал вас. Тут это любимая забава в погожий денёк.

– Ничего страшного, - отряхиваясь, поспешно заверила Лиза. – Мы уже почти обсохли. А почему у Вас речной якорь-кошка, с четырьмя лапами, а не морской, с двумя? 

 Тюлень грустно усмехнулся.
– Бороздил когда-то необъятные морские просторы, а теперь здесь, у реки, стал на якорь. Развлекаю дам, да на танцы гляжу. Музыканты, слышь, цельный день менуэты играют да англезы, хоть ассамблеи у нас только по вечерам. 

 И правда, сад был наполнен тихими звуками прекрасной музыки. 
 Лиза завертела головой. Откуда это?

– Музыкантов не увидите, - сказала Аннушка. - Они за шпалерами спрятаны. 
– А мне бы лучше на Шкиперскую площадку, - мечтательно вздохнул Тюлень. - Там и в шахматы можно сыграть, и в шашки, и истории порассказать.

 Бывалый моряк пережил много приключений. У него в запасе было полно захватывающих историй о затонувших кораблях, встречах с пиратами, о зимовках на дрейфующей льдине… 

– Господин Капитан, а Вы паче чаяния не слыхали, где Белого Лебедя сыскать? У наших гостей в нём великая нужда есть, - вежливо поинтересовалась Аннушка.
 У тюленей прекрасный слух, и Капитан всегда был в курсе всех событий в Летнем саду.

– Хм… сказывают, что он нонче собирался на какую-то встречу в один из боскетов Шкиперской площадки. 
 Аннушка поблагодарила бравого моряка на пенсии и повела путников дальше по главной аллее.


^ Наверх ^
Пергамент - подвал Шкиперская площадка

Шкиперская площадка
 В яркий солнечный день в саду всё струилось, переливалось, сверкало.
 На второй, центральной, самой большой площадке бил фонтан из девяти струй. Они падали серебряными брызгами в восьмигранный бассейн из белого мрамора.

– Видишь, - шепнула Сова Лизе на ушко, – выпуклые стенки фонтана чередуются с вогнутыми. Это стиль барокко. Для смены впечатлений. 

– Чтобы не было одинаково и скучно, - кивнула Лиза. – Вокруг всё прямое и ровное, а потом раз – и извивается. 

 В центре водомёта сидели гордые двуглавые орлы, вырезанные из дуба и украшенные перламутровыми раковинами. 

– Они похожи… - наклонила голову Лиза, - на орла в гербе России. 
– Посему фонтан величают «Гербовым», - улыбнулась Аннушка. – А площадку - Шкиперской. Сами разумеете, кто у нас главный шкипер. Царь Пётр с сотоварищи встречается здесь с иностранными гостями. 

 И тут к Аннушке подбежал невесть откуда взявшийся крупный дикобраз с длинными белыми и чёрными иголками. Он молча вручил ей какую-то депешу и побежал дальше по важным государственным делам.

– Ну, прямо какое-то ежиное царство, - шепнул Павлину поражённый Петух. 
 При царе Петре дикобраза тоже считали ежом, только редким. 

 Прочитав документ, Аннушка вздохнула.
– Простите великодушно, вынуждена вас покинуть. Служба. Надеюсь, что мы ещё свидимся.

 Она мило улыбнулась Фуфе, протянула ему красный тюльпан и исчезла в кустах.
 Тот нежно прижал цветок к груди. От счастья у него закружилась голова и подкосились задние лапки. 

 Яша проводил ежиху недобрым взглядом и облегчённо вздохнул.
– Фуфан- тюльпан, - насмешливо бросил Петух. 

– А где эти боскеты, или пакеты, или букеты? – весело спросила Лиза, заметив, что ёжик начинает грустить.
 Вокруг фонтана было четыре боскета - «зелёных кабинета». Это были квадратные площадки, окружённые высоким стриженым кустарником. 

– Вот они, - подпрыгнула Белка и крутнулась на месте. - «Менажерийный пруд», «Французский вольер», «Крестовое гульбище» и «Птичий двор».

Шкиперская площадка с боскетами. Современный вид. Шкиперская площадка с боскетами. Современный вид.
 
– Куда же мы пойдём? – не унималась Лиза.
– А что тут думать? Сказала же мышь, что лебедь на пруду, – Петух взлетел, огляделся и махнул крылом в сторону «Менажерийного пруда». 
– Во-он пруд, а вот и Лебедь!




 
  
    
    
        …Продолжение следует


<<< Предыдущая глава
^ Наверх ^
Пергамент - подвал