Главная Об авторах Читать Оглавление Рецепты Лизы Обр. связь Отзывы

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СНЫ ЛИЗЫ КУДРЯВЦЕВОЙ О ПЕТЕРБУРГЕ

«Хочу я жить среди каналов и мостов
И выходить с тобой, Нева, из берегов.
Хочу летать я белой чайкой по утрам
И не дышать над Вашим чудом, Монферран.»
      А.Розенбаум
Лиза
Здравствуй, Летний сад!
Глава XIX
Здравствуй, Летний сад!

 Ласковая волна принесла лодку с Лизой и её друзьями к левому берегу Невы. Там возвышались в ряд три открытые дубовые галереи с колоннами. Боковые были белые, с золочёными российскими гербами. 
– Причаливаем к средней галерее, самой большой! – скомандовала Белка. – Это пристань.
Летний дворец и Летний сад. Гравюра А. Ф. Зубова 1716-1717г. Летний дворец и Летний сад. Гравюра А. Ф. Зубова 1716-1717г.
 Лодка подошла к деревянной подпорной стенке, раскрашенной «под кирпич». Девочка ловко накинула «чалку» - потёртый канат на одну из свай, укреплявших берег. 
– Стой! Кто идёт?! - послышался грозный окрик. 

 На берегу стояли два огромных красавца - гвардейца. На них были зелёные кафтаны, красные штаны до колен, белые чулки и чёрные башмаки. Чёрными были и большие треугольные шляпы с перьями. На шее каждого красовался белый шарф. В руках они крепко держали шпаги.
– Царские офицеры! - сразу определил Павлин. Он был опытным царедворцем. 

 В то время в Летний сад можно было попасть только по приглашению кого-то из царской семьи, и только по воскресеньям. 
 И был царский приказ: «Кои в серых кафтанах с бородою, пущать запрещено». Простому народу разрешалось только кататься по Неве на специальных лодках с качелями, чтобы издали любоваться великолепным садом – петровским «Парадизом».

 Гвардейцы сразу оценили богато расшитое платье девочки, её жемчужное ожерелье.
– Покажи им письмо Книжной Мыши и скажи, что ведёшь нас в царский зверинец, - тихо подсказала Сова, сидевшая на плече у Лизы.

 Девочка достала из сумочки свёрнутое в трубочку письмо и помахала им в воздухе. 
– У меня грамота есть, - гордо сказала она и указала на разношёрстную компанию. – Их надо отвести в зоопарк. 

 Гвардейцы посторонились.
 Глядя на дряхлую пиратскую посудину, один подмигнул другому.
– С машкерада, видать. 

 Друзья с трудом выбрались из качающейся лодки. Лиза засунула Фуфу в сумочку, где уже сидел паучок Васька. Ей пришлось подниматься по маленькой деревянной лестнице, спускавшейся прямо к воде. 

– Где дорога, по которой у нас машины ездят? Речка прямо в сад хочет забраться, - кряхтя, ворчала она, придерживая подол длинного платья и подталкивая Яшу. 

– Дорога позже будет, когда побольше земли насыплют и берег укрепят, - бросил на лету Петух.

 Наконец друзья оказались на твёрдом мраморном полу галереи, выложенном чёрными и белыми плитами. Высокий потолок был обит холстом.

– В плохую погоду в этих галереях отдыхают и веселятся, - блеснул своими знаниями Павлин.

– Народу бывает столько, что яблоку негде упасть, - поддакнул Петух. 
    
– А у нас на этом месте ограда красивая, - вспомнила Лиза. – С вазочками. Ой, какие вкусности! 

 На столах были разные фрукты, конфеты и напитки. Девочка быстро засунула себе за щёку несколько вишенок в сахаре.

– Это же для гостей, - укоризненно заметила Белка. 
– Мы тоше гошти, - прошамкала довольная Лиза с полным ртом. 

– Отведайте угощение во здравие, - вдруг послышался откуда-то нежный голосок.

 
   


 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Аннушка

Ежиха Аннушка
 Яша насторожился. Фуфа принюхался и… выпал из Лизиной сумочки. 
 В проёме между колоннами они увидели, как на сказочной клумбе, среди нарциссов, тюльпанов, розовых кустов показались два черных блестящих глаза…
– Ёж! Ещё один ёж! - вскричал потрясённый Петух.

 Да, это был ёжик. Вернее, ежиха. На Петуха она даже не взглянула. Бросила лишь томный взгляд Фуфе. Тот онемел и выронил узелок… 
     
Влюблённый ёжик

 Никогда не видел он такой красавицы. Все знакомые его лесные подружки-хохотушки были очень милы, но просты. В скромных ситцевых платочках. А эта, сразу видно, благородная дама. Рослая, с причёской из разноцветных иголок на голове. Колючую спинку держит прямо. На задних лапках парчовые башмачки, на передних – браслеты с драгоценными каменьями, в ушках жемчужные серёжки. Изящные манеры, лёгкая походка. Она держала себя с таким достоинством, словно была не ежиха, а заколдованная принцесса. 

 Фуфа смотрел на неё с неприкрытым восхищением. Всё вокруг для влюблённого ёжика изменилось. Земля запахла весной. Воздух наполнился ароматом душистых цветов и трав, пением птиц. 

 Верный друг Яша поднял зубами узелок и слегка толкнул ёжика, чтобы тот очнулся. 
– Яша… Ой-ой, Фуфа! – представился ёжик хриплым от волнения голосом.

– Анна, - скромно опустив глаза, ответила ежиха. 
– Аннушка… - тихо повторил Фуфа. 


 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Царевна Анна – «дщерь Петрова»

Царевна Анна – «дщерь Петрова»
 Ежиха Аннушка обратилась к Лизе:
– А Вы, сударыня, новая фрейлина?
– Думаю, да, - слукавила та, неуверенно поправив волосы. – Меня зовут Лиза. 
 Аннушка незаметно скользнула взглядом по золотистым волосам девочки, её красивому платью и решила, что она из свиты царевны Елизаветы. 

 Сама ежиха обожала старшую дочь царя, царевну Анну, и старалась во всём ей подражать. 
 «Дщерь Петрова» Анна была полной противоположностью своей сестре, белокурой, весёлой хохотушке Елизавете. Рослая, темноволосая, внешне очень похожая на отца. Папина дочка имела кроткий нрав, была серьёзная и рассудительная. Пётр часто делился с ней своими планами, и она нередко давала ему здравые советы. 

 Ежиха нередко сопровождала её во время ранних прогулок по саду в любую погоду и восхищалась наблюдательностью царевны. 

 Обе они любили читать. И сейчас под мышкой у ежихи была бережно зажата какая-то книга. 
 Лиза тоже любила книги и всегда просила дарить их ей на день рождения, чем немало удивляла родителей. Они-то думали, что дети совсем перестали читать и только тыкаются в телефонах.

– «Басни Эзопа», - громко прочитала Лиза.
– Эту книгу на русском языке изволила мне дать царевна Анна, - улыбнулась ежиха. – Сама она говорит и читает ещё и на других языках: голландском, немецком, шведском, французском, итальянском. 



 
Портрет Анны Петровны. По оригиналу И.-Г. Таннауэра Зубов Алексей Федорович. Портрет Анны Петровны. По оригиналу И.-Г. Таннауэра Зубов Алексей Федорович.
 
– А жених сыскался ей королевич Елисей? – заинтересованно спросила Лиза строкой из сказки Пушкина.
– Сыскался, - вздохнула Аннушка и погрустнела. – Кабы моя воля…
 Ежихе жених не нравился. Вовсе не королевич, а герцог. Неказист, ленив и не начитан. Вечно в плохом настроении и какой-то хворый. Одним словом, никудышный. И выбрали его, наверное, только потому, что в будущем он мог стать шведским королём. 

– Прослышал жених, что царь Пётр очень любознателен и зело любит всякие диковины, - продолжала Аннушка. – Вот и придумал, как тому угодить. Подарил глобус-великан!

– Какой хитрый и ловкий, - изумилась Лиза. – А у меня тоже есть большущий мяч, на нём нарисованы страны и океаны. Вот такой! 

 Она широко развела руки.







^ Наверх ^
Пергамент - подвал Готторпский глобус

Готторпский глобус
– Готторпский глобус самый большой в мире, - улыбнулась Аннушка. – Он медный, насажен на ось и весит более трёх тонн! Целых три года везли его и морем, и сушей в Петербург.

 Царь был в восторге от такого дорогого подарка. Повелел поставить его рядом с Летним садом, на Царицын луг. Теперь каждое свободное утро царь проводит там. 

– А какой он, этот чудо-глобус? - с замиранием сердца спросил Фуфа, не узнавая собственного голоса. Он готов был слушать Аннушку всю жизнь. – Вам довелось его увидеть? 
 Та кивнула.

– Давеча, во время утренней прогулки, мы с царевной Анной его посетили.
 Снаружи на глобус наклеена искусно нарисованная карта Земли. А внутрь ведёт выпуклая дверца, украшенная герцогским гербом.
Герб Фридриха III на двери глобуса. Герб Фридриха III на двери глобуса.
 Внутри шара так просторно! Может поместиться ажно 12 персон. 
 Царевна села на круглую деревянную скамью, а я устроилась супротив неё на столе. 


 
Глобус
 И вот зажглись светильники. Огромный глобус начал медленно вращаться: под столом был секретный механизм. И мы попали в театр звёздного неба! 

 Над нами блестело, мерцало много-много золотых и медных звёздочек, больших и маленьких, сливающихся в созвездия. Мы видели восход и заход Луны и других небесных светил.
 

    
Северное полушарие звёздного неба Северное полушарие звёздного неба
 На столе, рядом со мной, стоял неподвижный маленький глобус Земли. Зело крошечной казалась наша планида под бескрайним небесным сводом!

– Теперь ты можешь увидеть этот глобус-планетарий в башне Кунсткамеры, - шепнула Лизе Сова.








  

^ Наверх ^
Пергамент - подвал «Точёные люди» Летнего сада

«Точёные люди» Летнего сада
– Ба-а, наша Венера Таврическая! – вдруг воскликнул Петух. 
 Посреди галереи на высоком пьедестале стояла мраморная статуя богини любви. Её охранял часовой.

 Надпись на постаменте гласила:
 «Императору Петру I в угодность подарил папа Климент XV».
     
Венера Таврическая Венера Таврическая. Эрмитаж. Санкт-Петербург.

 Петух подмигнул прекрасной Венере, своей приятельнице, теперь украшавшей собой Эрмитаж. 
 Павлин распустил свой прекрасный хвост и важно прошёлся перед нею.
 Та слегка повернула голову и едва заметно улыбнулась своей вечной улыбкой.

 В этот момент солнце оказалось у Венеры за спиной. Она засветилась, стала почти прозрачной, и друзья увидели солнечный свет сквозь тёплый белоснежный мрамор. 

– Отличный мрамор, раз так просвечивается,- прищурившись, оценила Сова. – Как живая. Купаться собралась. 
– Молодо выглядит для своих каких-то двух тысяч лет, - бросила Белка, ревниво наблюдая за тем, как Павлин с Петухом распушили перья.

– А зачем солдат с ружьём возле Венеры стоит? – поинтересовалась Лиза.
– Царь зело ею дорожит. Сию Венус из самого Рима доставили, - сказала Аннушка. - А всего здесь около двух сотен таких «точёных людей» и «грудных штук» для всеобщего обозрения.

– Это она про скульптуры и бюсты. Сейчас в Летнем саду всего 92 осталось, - вздохнув, шепнула Сова Лизе на ухо. 

– После поездок в заморские края царь Пётр увлёкся мифами эллинов - жителей Древней Греции. Их античные герои и боги в Европе встречаются повсюду: в картинах, скульптурах и даже гербах, - продолжала Аннушка. - Вот и повелел он привозить скульптуры, им посвящённые, а рядом ставить таблички. На них начертаны имена и названия персон. Дабы все читали и просвещались. Сад оный не токмо для увеселения, но и для ума.

– А если некоторые не шибко грамотные? – опять вылез Петух, кивнув в сторону Фуфы. 
 Тот побледнел. Такое унижение при даме сердца! 

– Может, он парень и простой, зато ума - разума у него больше, чем у некоторых, - кинулась Белка на защиту нового друга. - А сердце и лапки вообще золотые. 

 Ежиха улыбнулась Фуфе и вежливо спросила у Лизы: 
– Вы впервые здесь?
– Да… - замялась та. Она не знала, как объяснить. – В таком саду впервые. 

– Нам надо получить аудиенцию у Белого Лебедя, - выступил вперёд Павлин.
 Аннушка была прекрасно воспитана и не стала задавать лишних вопросов.



^ Наверх ^
Пергамент - подвал Направо или налево?

Направо или налево?
 Друзья пересекли Венерину галерею, и…
 Перед ними открылся такой чудесный вид, что все замерли. 

– Какой великолепный цветник! – ахнула Белка. - Вон там, справа.
– Роскошный! – воскликнул Павлин, незаметно любуясь своим хвостом.
– Краса неописуемая! - согласился Фуфа, не отрывая глаз от Аннушки. Для него даже прекрасная Венера не могла с нею сравниться.

– Сколько цветочков! Как будто яркими красочками разукрашенные, - похвалила Лиза. 

– Наш сад сначала так и величали – Цветочный,- сказала Аннушка. - Царь зело любит летники. Цветут всего одно лето, вот и дали саду другое название – Летний. 

 Стоял тёплый солнечный день. В весеннем воздухе разливался чудесный аромат мяты, ландышей, цветущих яблонь и вишен, молодой хвои и листвы. 

– Ж-ж-ж, - громко жужжали пчёлы и шмели, неустанно собирая нектар. 
– У-у-у, - гудели между ветвями деревьев неповоротливые майские жуки.

 Разноцветные бабочки порхали с цветка на цветок.
 На разные голоса распевали невиданные птицы. 

 Фуфа с наслаждением потянул носиком, по – новому ощущая знакомые запахи. Влюблённый ёжик радовался всему вокруг. 

 Ежиха улыбнулась, взглянув на него.
– Царь велит «доставлять всяких цветов не по малу, а более тех, кои пахнут». Зело любит душистые травы.
– Всё посажено квадратиками и треугольниками,- серьёзно сказала Лиза.

– Это французский регулярный стиль. Нынче он моден в Европе, - сказала Аннушка. – Беспременно должны быть цветники правильной формы. Деревья и кусты ровно подстрижены.

 Повидал царь много прекрасных придворных садов в Европе. Стали они его второй после моря страстью. Решил он беспременно устроить такой же у себя. И чтобы не хуже, чем "в славном огороде Версальском" у французского короля.

– А получилось даже лучше! – воскликнула Лиза, припоминая свою поездку во Францию с папой и мамой.
– Здесь, в парадной части сада, всё ровно и симметрично, - продолжала ежиха. 

 Петух, взлетел на крышу галереи и уселся на перила балюстрады. Скептически оглядев сад, громко крикнул:
– Ну, не совсем ровно. Левый край вон как направо загибается!

– Потому что сад тянется вдоль берега реки Фонтанки. Она вытекает из Невы немножко наискосок. А в углу между ними Летний дворец. 

– С трёх сторон вода. А гаванец у самой двери дворца, - доложил сверху Петух. – Крыша металлическая, стены светло – жёлтые, барельефы белые. 

– Где, где?- переспросила Белка, и быстро вскарабкалась на крышу. 
– Да во-он там, за молодой дубовой рощей, - махнул крылом Петух. 

– Наверное, сейчас Летний дворец похож на сказочный старинный корабль,- размечталась Лиза. – Кругом вода. Идёт себе по волнам… 

– Налево пойдёшь – дворец найдёшь, а направо пойдёшь – что за маленький домик найдёшь? – развеселился Петух. 
– За клумбой с тюльпанами из Голландии? Это царская мыльня, - пояснила ежиха.

– Баня, значит, - догадалась Лиза. – Ты же знаешь, Фуфа, в деревне такие есть. 

 Фуфа только глупо улыбался. На бедного ёжики было больно смотреть. Яша молча переживал за друга, сердито поглядывая на Аннушку. Но что щенок мог поделать?

– А за мыльней целая аллея из ёлочек, подстриженных, как пирамидки, - доложила Белка.
– Ёлки очень хорошо стригутся. Я знаю,- уверенно заявила Лиза. – А ещё деревья и кусты можно стричь как хочешь. И как шарики, и как кубики и даже как зверюшек.

 Лиза помнила, как однажды, когда была маленькая, играя в садовника, решила навести красоту в папиной оранжерее. Она старательно подстригла все растения. Думала, что родители очень обрадуются. Только им почему-то её сюрприз совсем не понравился, и потом они ещё долго прятали от неё ножницы. Ох, уж эти взрослые!

– А за ёлками Лебяжья канавка. Тянется от Невы до Мойки, а та до Фонтанки. Вот тебе и остров, - добавил Петух. 

– Оные речки для полезности затеяли соединить, дабы болото осушить. А через канавку подъёмный мостик перекинули на Царицын луг. 

– Пешеходный, значит мостик. А Царицын луг – это теперь Марсово поле, - опять шепнула Лизе Сова. 

 Павлин степенно прохаживался вдоль колонн.
– Не видать ли Белого Лебедя в этой Лебяжьей канавке? 

– Не-а! - крикнул Петух.
– Ни налево, ни направо – прямо пойдём, - скомандовала Белка, спрыгнув с крыши. - Эй, Петух, вернись с неба на землю.

– Коли так, позвольте мне сопроводить вас, - сказала Аннушка. - Нам надо поговорить с Капитаном.



^ Наверх ^
Пергамент - подвал «Тюленевый фонтан»

«Тюленевый фонтан»
 В глубь сада от Невы вели три прямые аллеи. С обеих сторон от них тянулись шпалеры -зелёные стены из стриженого кустарника. 

– Какие высокие! – встала на цыпочки Лиза. – Как мой папа.
– В рост царя Петра. Больше двух метров, - шепнула ей Сова.

 В шпалерах были выстрижены ниши – углубления. В них белели бюсты. Там, где аллеи пересекали дорожки поменьше, стояли скульптуры во весь рост, били фонтаны.

 Аннушка повела гостей по средней, самой главной аллее. Она была широкая, посыпанная разноцветными окаменелыми мелкими ракушками. 

 Вскоре они услышали таинственный приглушенный шум воды и вышли на площадку с фонтаном. Высокая струя сверкала на солнце и падала в круглую чашу из белого и чёрного мрамора. По воде шла лёгкая рябь.

 Лиза с радостью пробежалась вокруг фонтана. 
– Это Дамская, или Царицына площадка, - сказала Аннушка. – Здесь любит отдыхать царица со своей свитой. 

– Одним словом, женская, - бросила Белка, оглядев всё вокруг.

Летний сад при Петре Великом Летний сад при Петре Великом
– А фонтан прозывают «Тюленевый»! - вдруг услышали они густой бас. 
 Послышалось недовольное фырканье. Из воды показалась лоснящаяся морда тюленя с длинными белыми усами. 

– Шлёп! – ударил он с силой хвостом по воде, обрызгав путешественников.
 Изгибая тело из стороны в сторону и упираясь передними ластами, тюлень неуклюже выбрался на край чаши фонтана и вальяжно развалился. На его мощной короткой шее болтался золотой якорёк на цепочке. 
Тюленевый фонтан
 Сразу было видно, что это настоящий морской волк.
– Простите великодушно, любезный друг, фонтан беспременно Ваш. Сие всем ведомо, - вежливо сказала Аннушка, зная, как обидчивы тюлени. - Позвольте представить Вам наших гостей. Это Лиза и её спутники.

 Близоруко сощурив свои большие чёрные глаза, тот оглядел мокрых путешественников. 
– Каким морским ветром вас сюда занесло?

– Невским ветром,- смело отвела Лиза. – Вообще-то ладожским. 
– Ишь ты. Плавал, знаю. Родные просторы… Не серчайте, что малость обрызгал вас. Тут это любимая забава в погожий денёк.

– Ничего страшного, - отряхиваясь, поспешно заверила Лиза. – Мы уже почти обсохли. А почему у Вас речной якорь-кошка, с четырьмя лапами, а не морской, с двумя? 

 Тюлень грустно усмехнулся.
– Бороздил когда-то необъятные морские просторы, а теперь здесь, у реки, стал на якорь. Развлекаю дам, да на танцы гляжу. Музыканты, слышь, цельный день менуэты играют да англезы, хоть ассамблеи у нас только по вечерам. 

 И правда, сад был наполнен тихими звуками прекрасной музыки. 
 Лиза завертела головой. Откуда это?

– Музыкантов не увидите, - сказала Аннушка. - Они за шпалерами спрятаны. 

– А у меня тоже маленькая гитарка есть. Укулеле называется, - похвасталась девочка. - Правда, игрок я ещё начинающий. 
– Не игрок, а музыкант, - тихо поправила её Сова.

– А мне бы лучше на Шкиперскую площадку, - мечтательно вздохнул Тюлень. - Там и в шахматы можно сыграть, и в шашки, и истории порассказать.

 Бывалый моряк пережил много приключений. У него в запасе было полно захватывающих историй о затонувших кораблях, встречах с пиратами, о зимовках на дрейфующей льдине… 

– Господин Капитан, а Вы паче чаяния не слыхали, где Белого Лебедя сыскать? У наших гостей в нём великая нужда есть, - вежливо поинтересовалась Аннушка.
 У тюленей прекрасный слух, и Капитан всегда был в курсе всех событий в Летнем саду.

– Хм… сказывают, что он нонче собирался на какую-то встречу в один из боскетов Шкиперской площадки. 
 Аннушка поблагодарила бравого моряка на пенсии и повела путников дальше по главной аллее.


^ Наверх ^
Пергамент - подвал Шкиперская площадка

Шкиперская площадка
 В яркий солнечный день в саду всё струилось, переливалось, сверкало.
 На второй, центральной, самой большой площадке бил фонтан из девяти струй. Их серебряные брызги играли на перламутровых раковинах и падали в восьмигранный бассейн из белого мрамора.

– Видишь, - шепнула Сова Лизе на ушко, – выпуклые стенки фонтана чередуются с вогнутыми. Это стиль барокко. Для смены впечатлений. 

– Чтобы не было одинаково и скучно, - кивнула Лиза. – Вокруг всё прямое и ровное, а потом раз – и извивается. 
      
 Фонтан украшали гербы разных городов. В центре водомёта на столбе сидел гордый двухглавый орёл, вырезанный из дуба.
 
– Орёл похож… - наклонила голову Лиза, - на того что в гербе России. 
– Посему фонтан величают «Гербовым», - улыбнулась Аннушка. – А площадку - Шкиперской. Сами разумеете, кто у нас главный шкипер. Царь Пётр с сотоварищи встречается здесь с иностранными гостями. 

 И тут к Аннушке подбежал, деловито сопя, невесть откуда взявшийся крупный дикобраз с длинными белыми и чёрными иголками. Он молча вручил ей какую-то депешу и побежал дальше по важным государственным делам.

– Ну, прямо какое-то ежиное царство, - шепнул Павлину поражённый Петух. 
 При царе Петре дикобраза тоже считали ежом, только редким. 

 Прочитав документ, Аннушка вздохнула.
– Простите великодушно, вынуждена вас покинуть. Служба. Надеюсь, что мы ещё свидимся.

 Она мило улыбнулась Фуфе, протянула ему красный тюльпан и исчезла в кустах.
 Тот нежно прижал цветок к груди. От счастья у него закружилась голова и подкосились задние лапки. 

 Яша проводил ежиху недобрым взглядом и облегчённо вздохнул.
– Фуфан- тюльпан, - насмешливо бросил Петух. 

– А где эти боскеты, или пакеты, или букеты? – весело спросила Лиза, заметив, что ёжик начинает грустить.
 Вокруг фонтана было четыре боскета - «зелёных кабинета». Это были квадратные площадки, окружённые высоким стриженым кустарником. 

– Вот они, - подпрыгнула Белка и крутнулась на месте. - Менажерийный пруд, Французский вольер, Крестовое гульбище и Птичий двор.

Шкиперская площадка с боскетами. Современный вид. Шкиперская площадка с боскетами. Современный вид.
 
– Куда же мы пойдём? – не унималась Лиза.
– А что тут думать? Сказала же мышь, что лебедь на пруду, – Петух взлетел, огляделся и махнул крылом в сторону Менажерийного пруда. 
– Во-он пруд, а вот и Лебедь!




 
  
    
    
      

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Менажерийный пруд, или птичий питомник

Менажерийный пруд, или птичий питомник

            
Менажерийный пруд. Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Около 1770г. Менажерийный пруд. Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Около 1770г.
 Друзья прошли сквозь арку в высокой шпалере и оказались в первом боскете. 
– Как много солнца! – обрадовалась Лиза. 

– Его не закрывают старые большие деревья, как в современном Летнем саду, - важно сказал Павлин, любуясь своим ярко освещённым хвостом. – Все деревца в Петровском саду молоденькие.
– Пруд видим, а где Лебедь? – нетерпеливо спросила Белка.

Вокруг овального пруда было восемь деревянных домиков. Птицы редких пород плавали в нём и вразвалку ходили между этими « птичьими палатами». Среди них особенно нарядными были белые, с шёлковым опереньем на голове, с золотисто–чёрным ожерельем вокруг шеи, с красными, синими, зелёными переливами на крыльях. 

Летний сад. Менажерийный пруд. Современный вид. Летний сад. Менажерийный пруд. Современный вид.
 
– Га-га-га! Кря-кря-кря! - разносилось над водой. 
– Если нечто выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это, вероятно, и есть утка, - сквозь дрёму пробормотала Сова английскую поговорку.
Белка понимающе усмехнулась.
– Это шуточный «Утиный тест», - объяснила Лизе Сова. 

– Где Лебедь!? - ещё строже повторила Белка, уперев лапы в бока, и сердито зацокала.

Петух снисходительно махнул крылом в сторону островка, который возвышался в центре пруда. Там стояла беседка с изящно изогнутой крышей. На ней и правда, был лебедь.
Беседка в Менажерийном пруду.
– Эй, Петух, разуй глаза. Нам нужен лебедь не золотой, а простой. БЕ-ЛЫЙ! 
– Чёрных–то лебедей в Летнем саду никогда и не было, - пробормотала Сова.

 Но Петух не сдавался.
– А это вам кто?!- невозмутимо ответил он и подлетел к другому, сидевшему возле домика, лебедю. И опять попал впросак. Тот оказался сделанным из раскрашенной фанеры.

– Ну, как живой! - подскочил от неожиданности Петух. Не ожидал он такого обмана. 
– При царе Петре в Летнем саду было много обманок для развлечения, - успокоила его Сова. – Да и пруд мелковат для лебедей. С их размахом крыльев отсюда не взлетишь. 

– Даже мне по пояс будет, - заявила Лиза. – Наверное, это пруд для царских деток. Вон и маленький всамделишный кораблик для них. 

– На этом кораблике царский шут-карлик, ростом с ребёнка, перевозит на островок самого Петра. Тот любит побыть там, в одиночестве и подумать.

 Яша вместе с грустным Фуфой остались у входа в боскет. Остальные на всякий случай обошли пруд, но Лебедя так и нашли. 

 Они не услышали, как рядом хрустнула ветка. Кто-то следил за ними, прячась в листве…

– А теперь пойдём, куда глаза глядят, - решила Лиза.
– Мы не можем полагаться на судьбу, - сказал Павлин. – Это не сад, а настоящий лабиринт.
 И он направился к уткам и гусыням, распустив свой прекрасный хвост.

– Милые дамы, соблаговолите ответить, не видели ли вы Белого Лебедя?
 Дамы загалдели наперебой, указывая в разные стороны.

– Надо идти во Французский вольер, - пришёл к выводу Павлин. – Доверьтесь мне. 
 Не все были готовы довериться Павлину.
– Или вы не хотите найти Лебедя? - обиженно спросил он.
 Друзья хотели.
 У меня есть примета, - наконец загадочно произнёс Павлин.
 Делать нечего. Надо же было куда-то идти. 



^ Наверх ^
Пергамент - подвал Французский партер

Французский партер
 Павлин стал во главе маленького отряда и важно прошествовал во Французский партер.
 Они словно попали в зал для торжественных приёмов со стенами из высокого зелёного кустарника. Вдоль этих стен стояли легкие деревянные решётки. На них висели золочёные резные фонари. 
– Фонариков ровно 24, - посчитала пальчиком Лиза.

Н. Пино. Проекты фонарей для ограды Французского партера. 1718 г. Н. Пино. Проекты фонарей для ограды Французского партера. 1718 г.
 
 Друзья оказались в кружевном партере из ярких цветов и разноцветных дорожек. Дорожки сходились и расходились, образуя острова - площадки правильной формы с узорами. Они были выложены из битого кирпича, окрашенного песка и мелко-мелко толчёного белого, жёлтого и зелёного стекла, ослепительно блестевшего на солнце, как драгоценные камни. 

 – Видите, какая красота? Всё нарядно, галантно, изысканно. Белому Лебедю и всем другим красавцам, здесь самое место!
 Павлин изящно изогнул шею. 

 Вдруг Яша насторожённо принюхался… и бросился к кустам. Оттуда, шумно захлопав крыльями, вылетела расфуфыренная сорока. Она была в пёстрой цыганской юбке, а на шее у неё болтались крупные красные бусы. 

 Сорока подскочила к Фуфе, воровато оглянулась и застрекотала:
– Слушай меня, дорогой. Всю правду скажу. Тебя ожидает в условленном месте известная особа. 
 Она сунула ему в лапку какую-то записку. На ней криво было нацарапано сердце, пронзённое стрелой.
Фуфа и Сорока-Воровка
– Неужели… мечтательно протянул Фуфа, нежно прижав к груди тюльпан. 
 Сорока выразительно кивнула, прикрыв глаза.
 Ёжик быстренько посеменил к Лизе.

– Меня ждут… это личное… я вас догоню.
 И он поспешил за сорокой. 
 Яша грустно опустил голову. 

– Да уж, здесь гуляют одни красавицы, - усмехнулась Белка, глядя вслед сороке. - Ну и примета.
– Да… Мудрости у Павлина не отнять, - пробормотала Сова.
– Чего нет - того нет, - согласилась Белка.
– Уж слишком красив для мудрости, - вздохнула Сова.
– Вы же не дослушали! - заступился за главнокомандующего Петух, тряхнув ярко-красным гребнем.
– Хотя меня грубо прервали, но я продолжу, - невозмутимо сказал Павлин. – Видите этот фонтан?

 В южной части боскета и правда, располагался небольшой каскад-пирамида из белого мрамора. По его ступенькам, весело журча, стекала вода. 

– И что же его украшает? 
– По сторонам вазы – дельфины из золочёной меди. Из них бьёт вода,- отрапортовал Петух. 
Н. Пино. Эскизы к проекту Дельфинова каскада. 1718 г. Н. Пино. Эскизы к проекту Дельфинова каскада. 1718 г.
Н. Пино. Эскизы к проекту Дельфинова каскада. 1718 г. Н. Пино. Эскизы к проекту Дельфинова каскада. 1718 г.
 Павлин выдержал эффектную театральную паузу.
– «Дельфиновый каскад» потому здесь, что дельфин - символ Аполлона. Он брат Артемиды, а она богиня охоты. Ей подчиняются все животные. И лебеди, между прочим, тоже.
– Вот вам! - Петух с гордым видом встал рядом с начальником.

– Цок-цок-цок, - раздался стук копыт в такт слышной по всему саду музыки. Через шпалеру перемахнула длинноногая молодая лань. Она посмотрела на Лизу глубоким взглядом огромных карих глаз. Грациозно подошла к ней и дала себя погладить. Шёрстка у лани была мягкая, пятнистая и золотилась на солнце. 

 Следом за ней появилась высокая амазонка в короткой белой тунике с луком и стрелами. Она легко поднялась на розовый пьедестал, стоявший посреди площадки, и застыла.

– Артемида! - торжественно произнёс Павлин. – Что я говорил?!

– Сейчас в Летнем саду на этом месте памятник баснописцу Крылову, - шепнула Лизе Сова. – А ты спроси у Артемиды про Лебедя. Она всегда девочкам помогает.

 Лиза подошла поближе.
– Добрый день. Нам очень нужен Белый Лебедь. Не могли бы Вы помочь его найти?
 Богиня медленно повернула голову. Она внимательно посмотрела на девочку, потом на её сумочку с вышитой буквой «Е».

 Суровые черты её лица разгладились. Глаза засветились мягким синим светом. 
– Сегодня тебя ждёт ещё много приключений, Елизавета. Но ты сильная, и знаешь, чего хочешь. Пусть всегда ты будешь на верху Колеса Удачи! 

 На её губах заиграла лёгкая улыбка.
– А с Лебедем мы только что встречались на соседней площадке. Возможно, он ещё там.
 Она подняла свой лук, натянула тетиву… и волшебная стрела полетела в сторону Крестового гульбища.



^ Наверх ^
Пергамент - подвал Крестовое гульбище

Крестовое гульбище

            
Крестовое гульбище. Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Ок. 1770 г. Крестовое гульбище. Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Ок. 1770 г.
 Белка стремительно понеслась вслед за стрелой. Остальные поспешили за ней и оказались в третьем боскете. 
 Они нырнули в высокую арку.

– Тут темно, как в туннеле, - поёжилась Лиза. – Хорошо, хоть фонарики повесили со свечками. 
– Это «огибная аллея», - встрепенулась в темноте Сова. 
– Кого она огибает?
– Никого. Это аллею огибает каркас из ивовых прутьев увитый растениями. Получается тенистый свод. Можно насладиться прохладой в солнечный день.

 Лиза потянула носиком, почуяв тонкий смолистый запах.
– Странно… пахнет ёлками, а их не видно.
– Зато за аркой их полно, - услышали они над собой голос Белки. - Тут спрятана густая Еловая роща. Сюрприз! 

 Друзья вышли на небольшую, освещённую солнцем площадку.
– Какой интересный сад придумал царь! – воскликнула Лиза. – Там тень, а здесь солнце. Ёлки в прятки играют. Дорожки в разные стороны разбегаются.

Петух пролетел круг над площадкой. 
– Вижу Крестовое гульбище из «огибных аллей» в Еловой роще. 

– Гульбище - это где гуляют гурьбой? - уточнила Лиза. 
– И гурьбой тоже можно, - спрыгнув на землю, кивнула Белка. В лапах она держала стрелу Артемиды. 

– Аллеи расходятся от площадки буквой Х, - докладывал Петух. – Как голубой Андреевский косой крест на белом морском флаге. Флаг учреждён Петром I. Символ русского флота с 1698 года. 

Андреевский флаг Андреевский флаг
 
– Да, любит царь морскую тему, - значительно сказал Павлин. 
 На площадке было тихо и спокойно.

 Посередине неё был круглый мраморный фонтан. В центре его, на гранитном пьедестале, стояла скульптура молодой женщины. Вода, журча, лилась прямо у её ног и падала в бассейн. 

 Голову женщины прикрывала тонкая прозрачная вуаль, сквозь которую проступали очертания прекрасного лица. 

– Это скульптура «Вера», - шепнула Лизе Сова. – На ордене, созданном по приказу Петра в честь апостола Андрея Первозванного, был девиз: «За веру и верность».
Фрагмент скульптуры А. Коррадини «Вера». Петергоф. Царицын павильон. Фрагмент скульптуры А. Коррадини «Вера». Петергоф. Царицын павильон.
 Друзья подошли поближе. Белка положила стрелу на край фонтана. 

– Добрый день, - вежливо сказала Лиза. – Нам дорогу к Вам указала Артемида. Мы ищем Белого Лебедя. Вы нам поможете?

 Женщина приоткрыла глаза и задумчиво посмотрела на неё. 
– Здравствуй, Лиза. Ты хорошая девочка. Верный и надёжный друг. У тебя всё получится. Я в тебя верю.

 Она слегка дунула. Мраморная вуаль закачалась. В воздухе закружилось белое лебединое пёрышко и плавно полетело в сторону Зверового двора. 







^ Наверх ^
Пергамент - подвал Зверовой двор

Зверовой двор

            
Птичий двор и павильон «Голубятня». Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Ок. 1770 г. Птичий двор и павильон «Голубятня». Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Ок. 1770 г.
 Зверинцы в петровские времена были данью моде. По ним судили о богатстве владельца. Чем больше диковинных зверушек и редких птиц, тем больше почёта. 

 Войдя во двор, друзья оказались на площадке, с трёх сторон окружённой звериными клетками. С четвёртой стороны возвышалась деревянная голубятня с затейливой башенкой, украшенная фигуркой голубя. 

 Возле клеток, в углу, сидели, развалившись, три старых медведя. Они вздыхали и качали головами.
– Ныноче не то, что давеча, - рассуждали они между собой. – Порядки иные. 

– Забыли обычаи предков, - ворчал один из них. – Поклоняются иноземным богам, да ещё раздетым. Тьфу, срамота. 
– Завели моду на ассамблеи да фейерверки. Шум да беспокойство одно. То ли дело тихие берлоги в лесу, - поддакнул другой.

– Да уж. Жить хлопотно, - закивал третий. – Да что же можно поделать? Дуть против ветра себе дороже.

 Молодые соболи в дорогих шубах прислушались к их разговору. 
– А мы и вовсе за море едем. Как царские подарки. Будем жить в королевских зверинцах и налаживать дипломатические отношения для России.

 Мимо пробегали изящные чёрнобурые лисички с пушистыми хвостами. Эти дамы были увешаны драгоценными камнями и в этом старались перещеголять друг друга. Они тоже вступили в разговор.

Лисички
– Пошто ворчать-то? Нам вот жаловаться не след. Праздники весёлые. Разговоры умные. Публика нарядная, по последней парижской моде одетая. 

 Одна из лисичек стрельнула глазами в сторону крепких молодых волков в офицерских шапках - треуголках. Возле них крутился шакал, заискивающе глядя в глаза. 

Волки
– Вон, волки, прежде по дикому лесу и даже по городу голодные рыскали, а ныне в райских садах при должности и сытёхоньки, - прищурилась она.

 Вокруг круглого фонтана из белого и чёрного мрамора важно расхаживали упитанные, породистые голландские куры и немецкие гуси. Они свысока поглядывали на местную публику и брезгливо ворчали:
– Что за страна, одна грязь кругом!

 Около них крутился старый поджарый лис с хитрой мордочкой по прозвищу Толстяк. Он елейным голосом вёл сладкие речи на их родных языках, но при этом старательно прятал свои острые зубы. 

– Интриган, - буркнул кудрявый пеликан Шафир, бросив на него цепкий взгляд ленивых глаз. - Слушайте его больше. Съест любого и не подавится. 

 Он поправил почтовую сумку, висевшую у него на боку. Пеликан был маленький и такой толстенький, что едва двигался. Но в торговых делах был весьма ловок. 

– Любит этот Шафир рассуждать о причинах войны, а сам с могущественным вельможей ссорится, - усмехнулся заморский аист по имени Фридрих, который недавно прибыл в Россию, сопровождая герцога - жениха царевны Анны. 

 Аист носил белый кудрявый парик на маленькой голове и очки на толстом клюве. Он расхаживал по саду на тонких длинных ногах, как на ходулях, и совал свой длинный нос во все углы. Прислушивался ко всем разговорам. Делал зарисовки и заметки в своём дневнике, подробно описывая каждую мелочь из жизни царского двора. 

– Давно ли этот вельможа таким важным стал? Отставной козы барабанщик. Царь дерёт его тростью как сидорову козу. А породистые-то звери у нас по соседству, на Потешном поле: и слоны и львы и тигры, - иронично усмехнулся другой пеликан, царский забавник по прозвищу Дорофеич, острый на язык. – Я тоже важная птица. Может ещё важнее. Царь назначил меня королём островка в нашем заливе!

 Шут поправил съехавшие набекрень жестяную корону и кудрявый парик. Покрутил воображаемые драгоценные кольца на кончиках перьев. Выпятил свой большой живот и нескладно поковылял на тощих ножках, вызвав смех окружающих.

 Он был родом из Португалии, числился придворным шутом, но по уму и образованности мог заткнуть за пояс любого. Умел понравиться всем и распотешить каждого. 
    
– Какой забавный, - рассмеялась Лиза.

– Талантливых шутов все цари и царицы привечали. А в Летнем саду даже фонтан был назван в честь португальского шута Лакосты, с его скульптурой в полный рост, - сказала Сова. – Жаль, что в наводнение 1777 года он и многие другие фонтаны были разрушены. Только через двести с лишним лет их стали восстанавливать.

 Павлин быстро освоился при дворе. Распустив хвост, он стал важно прогуливаться, привлекая к себе всеобщее внимание. 

 Петух, позванивая шпорами, не отставал от него ни на шаг.
– Вот он, Лебедь-то! - вдруг закричал он.

– Опять тебе всё мерещится, - недоверчиво проворчал Павлин.
– Да вон же он, точно Белый!

 И правда, Белый Лебедь, сильным взмахом раскрыв крылья, стремительно взлетал вверх, в весеннее небо.
 Друзья проводили его грустным взглядом.

 Вдруг Яша ощетинился и глухо зарычал. К Павлину приближались грозные волки-охранники с недобрым выражением на мордах. Один из них стал у входа в Зверовой двор.

– Ой, что сейчас будет?! - перепуганный Павлин сложил хвост и быстро спрятался за Яшу.

– Меняем дислокацию, - тихо сказал Петух, оглядывая двор в поисках возможных путей бегства. Окрестности не радовали.

 И в этом момент из толпы придворных появилась … Аннушка. Она приветливо помахала друзьям лапкой и подошла к ним. 
 Волки отступили.

– Я же говорила, что мы ещё свидимся, - улыбнулась ежиха. 

 Друзья вернулись на Шкиперскую площадку, чтобы снова продолжить поиски Лебедя.
 И тут Аннушка, потупив глаза, тихо спросила:
– А где же Фуфа?








^ Наверх ^
Пергамент - подвал Чижик-Пыжик

Чижик-Пыжик
 Друзья переглянулись и с удивлением уставились на Аннушку.
– Так записка же …, - округлила глаза Белка. – Он же…
– Я ничего не писала, - растерялась Аннушка.

 Петух встряхнулся и по-гусарски звякнул шпорами. 
– Ну, значит к другой на свидание потрюхал, - ляпнул он. – Мало ли тут…
– Всё понятно. Фуфу похитили, - перебила его Белка и сердито ткнула болтуна в бок. 

– Что с ним сделали? – отступая, переспросил Петух.
– Украли.
– Кого? Ежа?! 
– Да. Сорока-воровка увела.
– Зачем он ей? – опешил Петух. 

 И тут на шахматный столик, стоявший возле фонтана, прилетел взьерошенный чиж. Он пригладил чёрные перья в виде шапочки на голове и отряхнул жёлто -зелёные крылышки. 

– Позвольте представиться. Чижик-Пыжик. Студент-вольнослушатель. Вскорости правовед-законник и уверен в своём блестящем будущем. 
 Он важно напыжился.
– Може, мне даже памятник поставят!

– Ага, лет эдак через двести пятьдесят, - усмехнулся Петух.

Памятник Чижику–Пыжику на Фонтанке. Памятник Чижику–Пыжику на Фонтанке.
– Очень приятно, - сказала Лиза чижику, – А я про Вас песенку знаю. 
– Чижик-пыжик, где ты был?
 На Фонтанке воду пил, - весело пропела она. 

 Вдруг чижик посерьёзнел и с важным видом прошёлся по столу.
– Хочу заявить о совершённом преступлении. Я был свидетелем похищения. Истину говорю! - Дело безотлагательное. Усмотрел нонче, как здешняя Сорока-воровка заманивала ёжа. Паче того, следом крался чёрный кот и явственно заметал следы. За ними, укрываясь в листве, наблюдал чёрный ворон. Преступная группа перемещалась в сторону Поперечного моста. 

 Друзья переглянулись. 
 Маленькая, но гордая птичка взлетела на высокий куст.
– Со мной никогда б такого не случилось. Сподобились бы меня украсть! Не достанут!

– Достанут, ещё как, - буркнула в сторону Белка. – Сколько раз памятник восстанавливали.

 Чижик слетел к Лизе на руку.
– А у тебя ничего поклевать нет? Я ж на вольных хлебах. Надо пропитание самому добывать. 
– Только крошки от печенья, - смутилась девочка.
– Подойдёт. 
 Подкрепившись, он засвистел, защебетал и упорхнул.


  

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Поддельная карта

Поддельная карта
Сова протёрла полузакрытые глаза крыльями.
– Это проделки наших врагов, - сонно пробормотала она. - Заманили ежика ловушку.

 Аннушка ахнула. 
 Лиза схватилась за голову. На её глаза навернулись крупные слёзы, которые, как бусинки, потекли по её личику.

– Бедный мой Фуфёнок!
 Яша заскулил и заметался. Он помчался к французскому боскету, тщательно обнюхал каждый кустик и камушек, но вскоре побрёл обратно с опущенной головой и поджатым хвостом. Следов не было.

– Подумаешь, нас тоже похищали, - небрежно бросил Петух, стараясь отвлечь друзей от невесёлых мыслей. 

 Но Лиза не хотела отвлекаться, и слёзы полились в три ручья.
– Отобьётся! – уверенно заявила Белка.

– Хоть он и тюха-матюха, от него-то не так просто отбиться, - ухмыльнулся Петух. – И вообще у наших врагов с тем ежом могут быть личные счёты. Они же из одного деревенского леса. 

 Сова окинула его долгим взглядом.
– Возможно, хотят выкуп, - предположила она.

– Да какой за него выкуп? Он и ломаного гроша не стоит! – презрительно сощурился Петух. 

– Хотят обменять его на полкарты и ключ, - догадалась Белка. – Но как с ними выйти на связь?

 Она наморщила лобик… и вдруг всплеснула лапами.
– Мы же совсем забыли про нашего двойного агента! А ну, шпион, выйди вон!

 Из сумочки выполз облезлый паучок Васька.
– У тебя есть связь с этими… которые заманили Фуфу.

 Васька растерянно оглянулся.
– Я в контакте только с Чёрным Пауком. Паутинограмки шлём. Но в сумке связи нет. Слепая зона. Надо подключиться к садовой сети. 

– Врать и притворяться хорошо умеешь? - допытывалась Белка.
– Это ж была главная фишка, на какую нас натаскивали в шпионской школе, - гордо сказал агент–недоучка и громко чихнул.

 Петух встрепенулся, вытянулся в струнку и начал командовать. – Так. Нарисуем поддельную карту и пустим противника по ложному следу. 
Лиза вытерла глаза.
– А Фуууфа?!
– Выследим. 

– Я могу вам чем-то помочь? – спросила ежиха.
 Павлин одобрительно кивнул своей маленькой головой.

– Мы откроем Вам наш большой секрет.
 И с общего согласия он посвятил Аннушку в историю их приключений. 
– Дааа, невозможное возможно, - тихо произнесла та.
 Павлин с изящным поклоном снова обратился к ней:
– Многоуважаемая Аннушка, не соизволите ли Вы дать нам чернила и бумагу?

 Ежиха повернулась к голубятне и сделала знак. Тотчас к ней подлетел дежурный голубь с красивым опереньем. 

 Выслушав приказание, он сделал кульбит - ловко перекувырнулся в воздухе - и тотчас принёс всё необходимое. 

 Следом за ним два голубя осторожно опустили на шахматный столик лунное стекло в свинцовом переплёте.

– Это для копирования карты, - пояснила Аннушка. 
 В этот момент лебединое перо, которое привело друзей в Зверовой двор, покружилось над ними и опустилось прямо к Лизе на ладошку.

– Ну вот, есть чем писать. Только поточить его надо, - сказал Павлин.

– У меня есть маленький ножик, - всхлипнула Лиза. – Он как раз перо-чин-ный.
 Достав из сумочки ножик и полкарты, она положила их на столик.

 Ежиха посмотрела на небо. Солнце было высоко.
– Боюсь, не получится. Ещё нужна свеча, - сказала Аннушка.

 Лиза быстро достала фонарик и включила его. 
– Зело яркий свет, - восхитилась ежиха.

 Она залезла на столик, поставила стекло, приложила к нему карту и сверху чистый листок. С другой стороны Лиза светила на стекло фонариком.

 Окуная перо в чернильницу, Аннушка точно и аккуратно скопировала чертёж, разместив его в нижней части листа.

 Друзья напряжённо наблюдали.

– Крестик на плане поставим в другом месте, вот тут, - указал Петух.
 Затем Аннушка посыпала поддельную карту песочком, чтобы высохли чернила, и сдула его.

– Отличная работа, сударыня, - похвалил её Павлин. 
 Петух схватил листок и оторвал чистую верхную половину. А нижнюю, с планом, потоптал для достоверности и сложил в несколько раз. 

– Агент, теперь твоя очередь, - обратился к паучку Петух. 

 Васька подключился к садовой паутине, и к Чёрному Пауку полетело ложное сообщение:
 «Карту выкрал. Где и кому передать?»

 Ответ пришёл быстро.
 «Место встречи - мостик через Поперечный канал. У сфинксов».






^ Наверх ^
Пергамент - подвал Соловьиная клетка

Соловьиная клетка
Друзья побежали, полетели, поскакали вдоль главной аллеи, по зелёным коридорам из стриженых кустов сирени, черёмухи, можжевельника, за которыми мелькали молоденькие клёны и липы.
Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Ок. 1770г. Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Ок. 1770г.
1 - Дамская, или Царицына площадка. 
   Тюленевый фонтан.
2 - Шкиперская площадка. 
    Гербовый фонтан.
3 - Архиерейская площадка. 
4 - Главная аллея.
5 - Менажерийный пруд, 
    или птичий питомник.
6 - Французский партер.
7 - Крестовое гульбище.
8 - Зверовой двор.
9 - Соловьиная клетка.
10 - Поперечный канал.
11 - Шутишный мост.
12 - Большая оранжерея.
13 - Лабиринт.
14 - Лебяжья канавка.
15 - Фонтанка.


– Фьюить - фьюить, щёлк-щёлк, чик-чик, тррр-тррр! - разносились по саду птичьи голоса.
– Красиво поют, вон там, - на лету заметил Павлин и… незаметно отстал.

– Позвольте передохнуть, - попросила запыхавшаяся ежиха и остановилась на очередной площадке. 
 Лиза с разбегу плюхнулась на деревянную скамейку. Остальные расположились вокруг. 

 Неподалёку послышалось цоканье копыт. Их догоняла нарядная прогулочная коляска. Она была лёгкая, трёхколёсная, запряжённая изящной маленькой лошадкой.

 Аннушка подняла лапку и остановила её.
 Друзья забрались в коляску.
– Поехали!
– Приехали! Начальник - то где? - всполошился Петух. – Наши ряды редеют!
– Ну, вот. Сначала Лебедя искали, потом Фуфу, теперь ещё и Павлин пропал, - упёрла лапы в бока Белка, начиная закипать. – Только этого ещё не хватало!
– Так мы все скоро растеряемся, - ещё больше расстроилась Лиза.
– Он полетел соловьёв слушать, - заржала лошадка. – Я видела. За ним, что ли?

 Она свернула направо и помчалась в сторону Соловьиной клетки.
 Вскоре все увидели за зелёной изгородью птичью клетку из медной проволоки. Она была огромная, по 10 метров в длину и ширину! 

 В ней вокруг небольшого мраморного фонтана сидели и летали любимые певчие птицы царя. Соловьи, чижи, щеглы, зяблики, малиновки, жаворонки, канарейки заливались, звенели на все голоса. Хором руководил соловей в скромном сером оперении. 
Большая Птичья (Соловьиная) клетка. Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Ок. 1770г. Большая Птичья (Соловьиная) клетка. Фрагмент аксонометрического плана Летнего сада. Ок. 1770г.
  На дереве, растущем прямо в клетке, восседал важный попугай в ярком пёстром наряде. Он был особым любимцем царя и гордился этим. Пётр в шутку называл его Эзопом, хотя тот был глуп, как пробка.

– Эй вы, простолюдины в серых армяках! - хрипло кричал попка-дурак соловьям. – О чём вы можете свистеть, кроме своих ёлок да берёзок? Вот у нас, на южных островах, солнце сияет, море сверкает, орхидеи цветут, кокосы растут. 

 Увидев рядом с клеткой Павлина с роскошным хвостом, он раскрыл клюв от удивления. Они сразу понравились друг другу.
– Чую, мы с Вами птицы одного полёта. Надолго в эти края? - спросил попугай Эзоп пришельца.
– Надеюсь, нет. Щас только спою с Вашим хором…
 Птичий щебет затих. 

 Павлин приосанился, высоко поднял голову, широко раскрыл клюв…
– Мяууу! - раздался резкий хриплый вопль. 
 Испуганные птицы закричали и заметались по клетке, устроив настоящий переполох.

 У Павлина не было ни слуха, ни голоса, но он решил, что они так выражают свой восторг. 
– И не благодарите, - сказал он и гордо прошествовал навстречу подъезжающей коляске с друзьями.



^ Наверх ^
Пергамент - подвал Паучья сходка

Паучья сходка
 Забрав Павлина, друзья проехали ещё немного, отпустили лошадку и спрятались в кустах.
– Вон он, Поперечный канал, - указала Ваське лапкой ежиха. – Его прорыли отселе, Главной аллеи, до Лебяжьей канавки.
– И не вздумай сбежать, - строго предупредила двойного агента Белка. 

 Паучок Васька вздохнул и, взяв карту, поплёлся к Поперечному каналу. 
 Он подошёл к мостику, перекинутому через канал. Нерешительно потоптался на месте. Поглазел на крылатых сфинксов с женскими головами и вазоны с цветами на фигурных каменных воротах…

Трельяжные ворота между первым и вторым Летними садами. Трельяжные ворота между первым и вторым Летними садами.
– ВА-А-СЬКА-А-А! - раздался вдруг замогильный голос.
 Паучок вздрогнул и присел на все восемь лап. Он оглянулся и увидел два черноголовых бюста, мужской и женский, закутанных в одёжду из пёстрого египетского мрамора. Они сурово смотрели на него. 

– Карту принёс? - грозно спросила мужская голова римлянина. – Или не сносить тебе головы!
 Римлянинка одобрительно смотрела на мужа и, казалось, полностью разделяла его планы на дальнейшую судьбу паучка. 
– Д-д-да, - пролепетал Васька, с испугу уронив мятую карту на мокрую траву.

 И тут из-за мраморной головы вылез… Чёрный Паук с листочком, свёрнутым в рупор. Он подозрительно озирался по сторонам. 
– Слежки не было?
– Не-а, не было! - громко ответил ошарашенный Васька.
– Тише ты! Принёс?

 Паучок, переминаясь с лапы на лапу и пряча глаза, протянул ему мокрую половину карты. 
– Нате, чё просили.
 Тот быстро спрятал её под живот. 
 Паук торжествовал. Наконец-то обе половины карты в его лапах! Будет, что предложить Хитрому Крысу.

– А ключ?!
 Васька набрал полную грудь воздуха. 
– У меня есть ясное представление, как это сделать, - уклончиво начал он. – Я работаю над этим. Надо промониторить ситуацию, взвесить силы противника…. 

 В шпионской школе его учили не отвечать на вопрос, а уводить разговор в сторону.
– Ты деда хочешь увидеть?- доверительно спросил его Чёрный Паук. – И чтобы свой тёплый дом у вас был, и мух сколько хочешь?

 Васька сник.
– Есть ещё и вторая карта, - упавшим голосом сообщил он, и глаза его подозрительно заблестели. - Их надо наложить друг на друга.

 «Подкуп и шантаж ещё никто не отменял», - усмехнувшись, подумал Чёрный Паук и довольно потёр лапы. – «Раскололся, дурачок».

– Что ещё за вторая карта? Ты ничего не путаешь? 
– Дедом клянусь. Только они сами реально не знают, где она.
– Тогда вот что. Пока эти будут искать своего ежа в Лабиринте, ты выкрадешь ключ. А когда они найдут вторую карту, волшебные часы и сбежавшего мальчишку, немедленно доложишь мне. Я верю в тебя, мой мальчик!

 Он потрепал паучка по щеке. Как и все злодеи, Чёрный Паук был сентиментальным.




^ Наверх ^
Пергамент - подвал Шутишный мост

Шутишный мост
 Друзья не успели опомниться, как Чёрный Паук, прикрывшись листиком для конспирации, проворно уполз. 
– Проследили, называется, - фыркнула Белка. – Утёк. 

 Они подошли поближе. 
 Двойной агент дрожал, как осиновый лист. Совсем запутался в паутинной сети лжи!
– Как прошла операция? - строго спросил Петух.
– Всё сделал, как велели, - отвёл глаза в сторону паучок. – А ваш ёж в каком-то Лабиринте.
– Какой ты милый! - подпрыгнула от радости Лиза. – Когда мы вернёмся, вы с дедушкой будете жить в нашем тёплом доме. Мы будем вас любить и жалеть.

 Кроме деда, Ваську – сироту никто никогда не любил. Доброе слово и паучку приятно. Такое внимание тронуло его до слёз. 
– А я Чёрному Пауку про вторую карту проболта-а-а-лся, - разревевшись, признался незадачливый шпион . 

 Друзья переглянулись.
– Предатель, - безжалостно вынес свой приговор Петух. 
– Ничего не предатель, а просто малышка-глупышка, - не согласилась девочка и улыбнулась паучку. – Ладно, не плачь, дружок. Мы и сами пока ничегошеньки не знаем про вторую карту. Побежали лучше Фуфу спасать. Где этот Лабиринт?
– Сразу за мостом, - поспешила ответить Аннушка. – Только…

 Не дослушав ежиху, друзья помчались через деревянный мост, и на самой его середине… 
– Фр-р-р! – взлетели ввысь из под моста прозрачные водяные струи и окатили их с ног до головы. 
– Ха-ха - ха, - раздался весёлый смех пролетавших мимо воробьёв.
– Это же Шутишный мост! - прокричала подоспевшая ежиха. – Сию затею только для потехи и создали. Там, внизу, за решётками, мочительные трубки и потайные водомёты. 

– Обливашки - промокашки, - не выдержав, рассмеялась Лиза. – Шутихи, как в Петергофе. 
 Не все разделяли её веселье, отряхивая мокрые перья и шерсть. 

– А где агент? Смылся! - заорал Петух и ринулся вниз к воде.
 По каналу плыли саженцы деревьев. Их сплавляли в сад по воде. На одном из них, крепко вцепившись в ветку, сидел несчастный Васька. Вокруг него кишмя кишела рыба, заплывающая сюда из Невы, Фонтанки и Мойки. 

 Огромная щука уже разинула пасть с острыми зубами, чтобы схватить паучка…но тут Петух на лету подхватил его и вернул обратно.
– Ну, ты сегодня орёл! - похвалила приятеля Белка. 
 Петушиный гребень раскраснелся от удовольствия. 
 Лиза завернула мокрого, дрожащего паучка в платочек и засунула в сумочку.

– Оный канал упирается в Большую каменную оранжерею, - объяснила Аннушка. - Видите, она поперёк сада стоит? Там выращивают заморские растения. 
    
 Канал разделяет Летний сад на Первый, парадный, и Второй, хозяйственный. 

– Что-то я его не припомню, - наморщила лоб Лиза.
– Канал засыпали, мостик убрали, - сонно проговорила Сова. - А где были сфинксы и мраморные бюсты, теперь стоят скульптуры Аполлона и Артемиды. 
– Их я видела, - кивнула девочка. – А вот Лабиринт не видела.







 Продолжение следует …


<<< Предыдущая глава
^ Наверх ^
Пергамент - подвал