Главная Об авторах Читать Оглавление Рецепты Лизы Обр. связь Отзывы

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СНЫ ЛИЗЫ КУДРЯВЦЕВОЙ О ПЕТЕРБУРГЕ

«Дождь…
Над Невой туман,
Львы намочили гривы.
Только портовый кран
Нам разгружает сливы.

Дождь намочил асфальт,
Дождь прыгает по крышам.
На Театральной альт
Мы из окошек слышим.»
      А.Розенбаум
Лиза
Литера – это что?
Глава XVII
Литера – это что?
– Тпру-у-у! - остановила лошадь Настёна. - Вона печатня царская. 
 Лиза выбралась из повозки.
– Настя, спасибо что подвезла! Пока-пока! 
– Прощевайте, барышня. Не серчайте, ежели что не так, - вздохнула та и тут же лукаво улыбнулась. – Ай, можа ещё и встретимся. 
– До свиданья, Яблочко! - Лиза погладила лошадку на прощанье, и друзья направились к невысокому мазанкову зданию типографии.

 Дверь была приоткрыта. Они вошли в небольшое помещение, где стояли печатные станки. На столах лежали стопки белой и серой бумаги. Пахло краской и свинцом. 
Печатный станок 18 века Печатный станок 18 века
 Казалось, в типографии никого не было. Солнечные лучики, пробиваясь сквозь решётчатые оконца, играли на разложенных повсюду металлических брусках. 

 Лиза взяла в руки несколько брусочков. На каждом из них была выпуклая буква или цифра.
– Странные какие-то буковки и циферки. Задом наперёд!
– А ты в зеркало на них посмотри, - улыбнулась Белка.

 Девочка достала из сумочки зеркальце.
– Ой!- воскликнула она, разглядывая в нём отражение буквы. – Вот это взаправдашная буковка Е, это точно цифра 7, а эта… Л кверх тормашками!
– Это ижица, старинная буква И. Царь Пётр упростил старославянский алфавит. В нём было больше 40 букв! А в петровском алфавите задержались только некоторые незнакомые тебе буквы: Ять, Фита, Ижица, И десятеричное. Позже их тоже попросили удалиться. 
 
Старые буквы
– Теперь их стало тридцать три богатыря! - развеселилась Лиза, очень любившая сказки Пушкина. 
– Эти брусочки, что у тебя в руках, называются ли́теры, - подсказала Сова, дремавшая у неё на плече. 
– Отсюда слово литература, - догадалась будущая школьница.
– Наборщики набирают текст, складывая нужном порядке бруски в ячейки, - продолжала Сова. - Смазывают их краской и прижимают к листу бумаги на станке. 
– Получается страница! - радостно подхватила Лиза. – Посмотри, Фуфа, какие буковки красивые, с завитушками.

 Она помогла ёжику забраться на стол, где лежал листок со старинной азбукой.
Алфавит
 Фуфа, конечно, был ёжик практичный и сообразительный, но в грамоте слабоват. Лесную школу он пока не посещал. Много дел было у него в лесу. Кому зашить, кому пришить, лечебные травы подсушить. Хорошо, что Лиза научила его читать! Она чертила буквы веточкой на земле и приговаривала :
– Из них ты можешь составить сколько хочешь слов. Хоть целую гору!
 Он уже научился читать по слогам и с упоением читал всё, что попадалось под лапу в Волшебном лесу: обрывки газет, лесные объявления типа «Меняем две маленькие норки на одну большую, со всеми удобствами» или «Познакомлюсь с порядочным зверем в богатой шубе и с собственной берлогой». 
– Мяу! - пронзительно раздалось за окном, где в этот миг промелькнула кошачья морда. 

– Ав-ав! - ринулся к окну Яша. 
 Лиза подошла к щенку, ласково погладила его и выглянула на улицу. 
 Там под деревом стоял мокрый, вымазанный в глине от усов до хвоста кот. Он был закутан в драную мешковину, подвязанную верёвкой, и опирался на кривой сучок. Над ним летал  Ворон, сердито сверкая красным глазом. Почему-то он показался девочке странно знакомым…
– Пода-а-а-йте нищему копеечку, - жалобно протянул кот, размазывая слёзы по грязной морде. – Цельную неделю не евши, не пивши, не спавши … 
 Лиза посмотрела на ёжика.
– Фуфа, у нас ведь осталась копеечка? 
– У самих денежек кот наплакал, - проворчал Фуфа себе под нос.
 Он старательно уткнулся в Азбуку и сделал вид, что ничего не слышит.
– Смотри, какой несчастный котик. Надо ему помочь, - настаивала девочка.

 Решив не спешить с ответом, ёжик поставил узелок возле печатного станка, нехотя выглянул в окно и облегчённо вздохнул.
– Я тебе удивляюсь, Лиза. Там таки нет никого!
– Точно никого нет, - подскочила Белка, подняв по дороге облако пыли.

 Павлин чихнул и брезгливо отряхнул перья.
– Нам Книжную Мышь надо искать, а не бродячих котов, - недовольно проворчал он. 
– Ку-ка-ре-ку! Что я вижу? Нашёл! – раздался боевой клич Петуха. 
 Павлин от неожиданности раскрыл клюв. Когда к нему вернулся дар речи, Петух уже сидел на столе, где лежало несколько новеньких, недавно отпечатанных книг.
– «Книга Марсова о славных сражениях и взятии крепостей», - восторженно отчеканил он. - Военный устав. Отличное печатное издание!

 Петух стал увлечённо перелистывать крылом страницы, украшенные гравюрами на военную тему.
Книга Марсова
Слюсель Бург

 А в это время за печатными станками неслышно промелькнули три серые тени с острыми мордами. У одной не хватало половины уха, у другой полхвоста, а у третьей двух пальцев на передней лапе. Это были наёмники – разбойники из шайки Хитрого Крыса.
– Самое лучшее печатное издание - это фальшивые деньги! - хмыкнул один из них, поправив на плече, завязанный в узелок платок.
 И лихие крысы исчезли в потайной норе.
                                                          
 

 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Крысиное логово

Крысиное логово
 Крысиный Барон, главарь преступного крысиного сообщества, в бешенстве метался по подпольному логову.
– Мерзавцы, негодяи! Кто обокрал Книжную Мышь? Что за крыса нагадила?! - орал он, расшвыривая валявшиеся повсюду ружья и камни, вилы и копья.
 
 Местная разбойничья шайка - Одноухий, Бесхвостый и Беспалый во главе с Хитрым Крысом - с визгом увёртывалась от его грозной дубинки, которой он в гневе размахивал во все стороны.
 Короткие полы его потёртого зелёного кафтана разлетались, как птичьи крылья.
– У своих воруете? Крысятничаете?!
– Да какая она своя? – ловко отскочив, возразил Хитрый Крыс и поправил свои пышные кружева. – Седьмая вода на киселе. Старушонка-мышонка какая-то. Следить надо за своим барахлом. Сама запамятовала, засунула куда ни то. Знаешь, Барон, ты, вестимо, разбойник признанный, но пошто на нас напраслину возводишь?

– Точно! Не хватало ещё приключений на наши хвосты, - угрюмо сказал Бесхвостый, пытаясь спрятать жалкий остаток своего хвоста под кафтаном из серого грубого сукна. Он то и дело поправлял заткнутый за пояс топор и неловко топтался на месте, наступая лаптями на длинные полы своей одежды.

– Да мы и слыхом не слыхивали про энтот бабкин ключ, - не моргнув глазом, тут же соврал Одноухий, привычно потерев огрызок левого уха и поглубже натягивая на лоб свою плоскую шапчонку без полей.

– Може, он мышке и не надобен вовсе. Валялся без дела у комоду, - пискнул Беспалый. – Сам в лапы шёл.
 Он привычно пошевелил оставшимися пальцами в дырявых чёрных перчатках, словно собирался ещё что-то стащить. Его глазёнки забегали, а на правой щеке проступило клеймо «вор». Беспалый был беглый с каторги. Им очень интересовались сыщики, но изловить никак не могли. 

– Молчать!!! - не помня себя от ярости, завопил Крысиный Барон. – Бесплатный сыр бывает только в мышеловке! Вы знаете, какие у этой старушки связи?! Я за вас вписываться не собираюсь. Своя шкура дороже.
Он засучил рукава кафтана с красными обшлагами, поправил сбившиеся голенища сапог и облокотился на свою дубинку.
– А коли у кого краденое найду, тому сам лично башку отгрызу. А ну, тащите всё своё барахло!

 Перепуганные крысы стали складывать к его лапам свои пожитки, униженно заглядывая ему в глаза.
 Хитрый Крыс суетился больше всех. Раздавал команды и затрещины направо и налево.
– А твои шмотки где? - грозно нахмурил брови Крысиный Барон, буравя своими острыми чёрными глазками Хитрого Крыса.
– Чьи? Мои? – невинно переспросил тот.
– Твои, твои, - шевелись, давай…это всё?!
– А что у меня ещё есть? - жалобно заныл Хитрый Крыс.
– Гляньте под той половицей, - опасливо покосившись на него, шепнул Барону Одноухий.
 Он давно ненавидел Хитрого Крыса, этого выскочку без рода и племени, из-за которого в одной из бандитских разборок потерял ухо. За что только Барон жалует его?

 Крысиный Барон в ярости пнул гнилую доску. Под ней лежала старинная монета, которую Хитрый Крыс только что получил от Сигварда.
– Тоже мне ближайший помощник. Правая лапа называется. Можно сказать, ночной губернатор Города. Сколько добра уже себе перетаскал из общего котла?!
 Казнокрад!
 Барон схватил Хитрого Крыса за грудки, тряхнул, рванул кружево…
– Так вот же он!!!
– Кто? – прикрывая лапой грудь, деланно удивился Хитрый Крыс.
 На его груди сверкнул маленький золотой ключик с колечком на конце, украшенном драгоценными камнями.
– А… это…Да какой же это ключ, так… ключёнок. Тьфу!
 Крысиный Барон окончательно рассвирепел.
 
Крысы-разбойники

– Примерного наказания достоин!!!
– Дозволь слово вымолвить. Я за тебя живот готов положить, – со слезами и обидой в голосе произнёс Хитрый Крыс. - Ты сам давеча вспоминал, сколько лихих дел мы сообча сотворили…
  Ещё не остыв, Крысиный Барон в гневе оглянулся по сторонам.
– Это ещё чьё барахло? - он ткнул сапогом в завязанный узелком платок в цветочек с красной каймой.
– Да это… Беспалый тут же угодливо развязал платочек.
– Что это? Огрызок яблока, старая тарелка, клубок какой-то… ещё одну старуху обдурили?
– Да поменялись для смеху, не глядя, - беспечно махнул лапой Хитрый Крыс.
– Хороши купцы, - усмехнулся Барон.
– Ох, твоя правда, - притворно вздохнул Крыс. – Обмишурились. Нам уж лучше воровать, чем торговать. А ты не серчай. Мы тебе сюрпризец приготовили.
– Как, ещё один?!

 Хитрый Крыс нырнул под лавку и вытащил оттуда… ночной горшок. На нём была грубо намалёвана картинка: облезлый кот в тюремной робе за решёткой.
– Что ты мне под нос суёшь?! – взревел главарь.
– А ты загляни-тка туда.
 Хитрый Крыс с таинственным видом снял крышку.
 В горшке лежала большая головка голландского сыра, любимого лакомства Барона, и … потрёпанная книжка "Сказки о котах".
 Крысиный Барон расхохотался.
– А пошто сыр-то весь в дырках. Кто тут потайные ходы погрыз?
 Сыр он забрал, а книгу небрежно швырнул в угол.
– Сам читай про этих жалких котов. Давно пора от них очистить город.
 Слегка успокоившись, Барон раскурил изгрызанную трубку.
– С тобой я опосля разберусь. А ключ, чтоб сей же час подкинули старухе.


 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал В каморке у Книжной Мыши.

В каморке у Книжной Мыши.
– Тш-ш-ш! - прошептал Фуфа, прислушался и засеменил в дальней угол. Его чуткие ушки уловили едва слышный шорох. 
 Там оказалась маленькая дверца, из-под которой едва виднелась полоска света.
 
 Лиза постучалась.
– Кто там? - послышался тихий спокойный голос.
– Здравствуйте, скажите пожалуйста, не здесь ли живёт уважаемая Книжная Мышь?
– Да, это я.
– Можно нам войти? - вежливо спросила девочка.
– Конечно! - прозвучал ответ.

 Дверца была такая низенькая, что Лизе пришлось нагнуться. 
 Друзья протиснулись в маленькую каморку и огляделись. В ней было чисто и уютно. 

 В углу, возле тёплой печки, сидела в кресле - качалке маленькая опрятная мышка-старушка. 
 На ней было серое платье с кружевным воротничком и приколотой старинной брошью, белые передничек и чепчик. Она зябко куталась в вязаную тёплую шаль. 
  
Книжная мышь
 Книжная Мышь внимательно смотрела на гостей поверх очков. Лиза заметила, что глаза у неё совсем молодые, а взгляд ясный.
 «Как она похожа на мою старенькую бабушку, - подумала девочка. – Даже брошка такая же». 

– Как поживаете? - вежливо поинтересовался Фуфа.
– Спасибо, пока неплохо, - ответила Мышь, опасливо поглядывая на ёжика, белку и сову и поплотнее закутываясь в шаль. 
– Не бойтесь, они мышей не ловят, - съехидничал Петух.

 Павлин с важным видом выступил вперёд и приблизился к Мыши. 
– Мы от Учителя, - приглушённым шёпотом произнёс он. – Он поручил нам тайную миссию и велел обратиться к Вам за помощью. 
– Друзья моего друга - мои друзья, - улыбнулась Книжная Мышь. - Да-а… мы с вашим Учителем старинные приятели. Он иногда навещает меня. Однако прежде чем вы поведаете мне вашу историю, попрошу к столу, гости дорогие. У меня как раз пирог с сыром готов. 

 Друзья наперебой стали отказываться.
 Мышь поднялась с кресла и завозилась у печки. Вкусно запахло свежей выпечкой.
– Кулебяка с сыром и грибочками? – потянул носом Фуфа.
– Пицца? – предположила Белка.
– Чизкейк?- обрадовалась Лиза. – «Cheese» – это по-английски «сыр».
– Просто французский пирог с сыром, - сказала Мышь.
        
Книжная мышь
– Рецепт прислала моя двоюродная сестрица из самого Парижу. Она там живёт при дворе молодого короля Людовика XV. Сказывают, что хотят ему сосватать нашу царевну Елизавету, младшую дочку царя Петра.
– Она красивая, а наша Лиза на неё немного похожа, - заметил Павлин.
– Да, - кивнула Белка. - Такая же светленькая.

 Вся компания дружно расселась вокруг стола. 
 Гостеприимная хозяйка достала из кладовой горшочки с мёдом, мочёной морошкой, брусникой и клюквой, корзиночки с лесными орехами и поставила всё это на кружевные салфеточки. 
 Разрезала пирог и разложила по тарелкам.

– А Вы что желаете, Лизонька, чаю или кофею?
– Лучше чай.
– Буль-буль–бр-бр-ш-ш-ш, - кипела вода в медном ковшике на печке.
 Старушка подхватила его рукавичкой и разлила чай в в расписные глиняные чашечки. 
 Лиза испуганно посмотрела на Мышь.
– У меня от такого жаркого чая все зубы вывалятся. Даже те, что недавно отросли.
– А ты подуй на него,- посоветовал Фуфа.
 Он сидел на краешке табурета, аккуратно откусывая маленькие кусочки. Крошки бережно собирал в лапку и отправлял в рот. Петух клевал всё подряд, наклонив голову набок. Белка грызла орешки. Сова сонно поглядывала на окружающих.
– Смею Вам заметить, Вы очень запасливая и радушная, - обратился к хозяйке ёжик, сытый и заметно повеселевший, поглаживая себя лапкой по животику. Ему очень хотелось сказать ей что-нибудь приятное.
– Благодарю Вас, мне приятно это слышать, - мило улыбнувшись, ответила та. Затем, повернувшись к Яше, спросила:
– Голубчик, не желаете ли поджаренные колбаски?
 Яша, вонзив крепкие зубы в хрустящую корочку, довольно заурчал.

 Фуфа деликатно прихлёбывал душистый чай из блюдечка, оттопырив мизинчик, и в раздумье поглядывал то на вазочку с чудесным вареньем, то на баночку с мёдом. 
 Он попытался осторожно подвинуть к себе и то и другое, но Яша опередил его. Кинулся помогать другу и оказал ему медвежью услугу. Раздался звук падающей посуды.
– Буммм… Трах!
 На полу, в луже малинового варенья, валялись глиняные черепки. 
 Яша виновато взглянул на Фуфу, быстро облизал огромную лапу и постарался незаметно вытереть её о скатерть. Затем, опустив голову, молча стал сгребать остатки посуды.
– Яша, надо заняться твоим воспитанием, - строго сказала Лиза, укоризненно взглянув на него, и обратилась к Книжной Мыши:
– Простите нас, пожалуйста. Он ещё щенок.
– Ничего, ничего, деточка. А Вы не огорчайтесь, Яшенька. Хорошим манерам нетрудно научиться, - утешила она его.
 Яша приободрился и благодарно посмотрел на старушку.

– Пирог превосходный, просто тает во рту, - похвалил Фуфа, доедая последний кусочек. – Но долг платежом красен. Будете приятно удивлены. Закройте глаза. 
 Он ослабил узелок и сунул лапку в платочек. 
– Фокус-покус, совершись! Самобранка, развернись! Угости хозяйку её самым любимым блюдом! 
 Повисла странная тишина.

 Мышь приоткрыла один глаз. Её очки чуть не съехали с кончика носа, а чёрные глазки от удивления стали совсем как пуговки.
 Гости замерли на своих местах, пооткрывав рты и клювы.
 Фуфа держал в одной лапке засохшую краюшку хлеба, в другой сушёный гриб. По столу раскатились пуговицы, нитки и ежиные иголки. 

 Первым опомнился Петух.
– Ёж, это ж твоё барахло!
– Моё, - согласился ничего не понимающий Фуфа. 
 Все зашумели, задвигались. 
– Опять кто-то подменил узелок?! - всплеснула лапами Белка. 
 Мышь поправила очки и покачала головой.
– Это, наверное, крысы. Соседи мои. Всё крадут. Житья от них нет.
– Да-а, крысы - это проблема Города на долгие годы, - задумчиво протянула Сова.
 Вы, кажется, с ними в дальнем родстве, сударыня? - спросил Павлин.
– К сожалению, - огорчённо вздохнула старушка. – Крысы, жестокие и кровожадные, давно живут в Городе. Всё пытаются поделить его меж собой. 
– Разбойники, одним словом, злодеи! - уверенно заявил Фуфа и потуже затянул свой родной узелок. 

 

 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Тайный сговор.

Тайный сговор.
 Кот и Ворон отправили Паука в банду Хитрого Крыса для переговоров, а сами остались снаружи караулить девчонку с картой и всю её компанию. 
 Паук терпеливо дождался, пока закончатся крысиные разборки и Барон уберётся восвояси. Затем нырнул под поленницу, аккуратно сложенную у стенки типографии. Здесь был потайной ход, ведущий к крысиному логову. 
 
 Он осторожно прополз под рваным одеялом, закрывающим вход в крысиную нору, и брезгливо огляделся. 
 Это было тёмное грязное жилище без окон, без дверей. От огрызка свечи, воткнутой в мятый железный подсвечник, шёл тусклый свет. 
 Посреди норы стоял длинный стол. Вдоль стен тянулись лавки. На столе и под столом громоздились грязные глиняные тарелки с остатками еды. В углу, на куче ворованного тряпья, валялась балалайка с порванной струной. 

 Крысы возникли словно ниоткуда, бесшумно окружили его и застыли в ожидании. 
 Чёрному Пауку стало не по себе. Он был трус и испытывал к крысам чувство страха и высокомерия одновременно. 
Тайный сговор
– Доброе утро вашей хате, - с притворной улыбкой выдавил он из себя. 
– Ты кто такой? Назовись, - зло прищурился главарь, скрипнув зубами, и вся разбойничья шайка прищурилась вслед за ним. 
– Я от Арахны. 
 Ну, проходи, наследничек, - бросил Хитрый Крыс. – Садись рядком, поговорим ладком.
 Беспалый тут же подвинул поближе к главарю подменённый узелок. 
– Вот, обладили дельце с вашим узелком. Как уговорились с твоими подельниками, - продолжал тот. - Пошто это старьё Арахне занадобилось? Что-то бабка темнит. Сказывала, мол, помочь надобно. Сама-то нонче где?
– Сие никому не ведомо! – притворно вздохнул Паук. – Но только мы можем и без неё обойтись. 
 Хитрый Крыс слегка удивился, но вида не подал.

 И Чёрный Паук начал неспешно, вкрадчивым липким голосом, плести свою сложную паутину.
– Действовать надо заодно и быстро. У нас и лишних полминуты нет. Интересующий всех нас предмет можно найти только СЕГОДНЯ ДО ПОЛУНОЧИ! Вы знаете все ходы-выходы на земле и под землёй…
– Ага, подь туды незнамо куды, сыщи то незнамо што, - проворчал Бесхвостый.
 Паук прервал его, подняв лапу.
– А у нас есть КАРТА…
– На што она нам? У нас своих карт полно, - встрял Беспалый, лихо сдвинув на затылок круглую шапку с побитым молью мехом. Он ловко извлёк из рукава драного синего кафтана новенькую колоду игральных карт. Карты помелькали в воздухе и исчезли непонятно куда. 

 Беспалый был известный карточный шулер, а свою заморскую одежду заполучил, обыграв пленного шведского солдата.
– Цыц, - оборвал его Хитрый Крыс. – Уймись, баламут. То другие карты. 
 Он протянул к Пауку свою когтистую лапу в кружевной манжете. 
– А ну, подай её сюда, - требовательно произнёс он.
 Тот замялся и попятился.
– Вообще-то у нас пока только полкарты. Вторая половина в сумке у одной малявки. Но за ней приглядывает наш агент. Выкрадем карту, и найти Волшебный Камень будет раз плюнуть. Как только он окажется в наших лапах, все ЖЕЛАНИЯ ИСПОЛНЯТСЯ!
 Крысы придвинулись ближе…
– Для начала захватим проклятый Город и от людишек избавимся! – воскликнул Паук. – Совсем житья от них не стало.
 Разбойники согласно закивали.
– Точно. Строют - строют сколько годов. Сваи долбят. Норы рушат. 
– Жили людишки на болоте цельный век, и неча им порядки менять. 
– Да, да, - поддакнул Паук. – Их в норы, а вам волю - и гуляй, крысы!
 Те радостно запищали.
– Вы не поверите, какое счастье вас ожидает! – самозабвенно врал Паук. - Одно сплошное Крысиное царство! 

 Словно волшебный свет озарил стены тёмной грязной норы. Беглые разбойники увидели себя в нарядных камзолах и треуголках, важно вышагивающими по мощёным тротуарам.     
 Перед взором главаря уже маячили несметные богатства, и даже корона Крысиного царства. Он начал тут же раздавать посты своему будущему правительству. 
– Бесхвостый, ты будешь судьёй. Туповат маненько, но исправно служишь. Что велю, то исполнишь. 
 Тот расправил плечишки и передвинул топор за поясом.
– Одноухий возглавит Тайную канцелярию. Он и вполуха всё слышит, - продолжал «крысиный царь». - Беспалого отрядим министром финансов. Мимо его лап и мышь не проскочит, а деньги к пальцам так и липнут.
– Были ваши - стали наши, - усмехнулся тот и пошевелил оставшимися пальцами. 
– Нешто будем грести деньгу лопатой? - размечтался Бесхвостый. 
– Ага, деньга лежит, а шкурка дрожит, - почесал за ухом Одноухий. – Неровен час, удирать придётся, не то самих сцапают. 
 Он тоскливо посмотрел на свои старые немецкие башмаки, которые давно «просили каши».
– Немедля проверить вокруг, нет ли соглядатая!- приказал главарь, и лихая стая разбежалась.

 Хитрый Крыс подозрительно посмотрел на Паука.
– Речи-то медовые. Сам так могу долдонить. Будя комедь ломать! Твоя-то корысть в чём?
– Мне тоже мешает этот Город с его непокорными людишками. Хочу в зародыше их память стереть. Чтобы в будущем меньше книг читали и думали, в музеи и театры ходили, - ответил тот, не покривив душой, и вздохнул. – А ещё самому надо вернуться назад, в будущее.
– Только-то, - оскалился Хитрый Крыс, показав острые, как кинжал, зубы. - Для сего дела надобно сыскать мальчишку, который украл часы.
– Вы совершенно правы, - подтвердил Паук и тихо добавил:
– Но на крысиный трон желающих много. Если здесь дельце не выгорит, Вам лучше с нами перебраться в будущее. Тем более, что с капитаном корабля Вы уже договорились.
– Я вижу, догадлив живёшь, - протянул Крыс. - Откуда ведомо?
– У меня тоже везде свои глаза и уши, - уклончиво ответил Паук. – Если что, на новом месте Вам нужна будет моя мохнатая лапа. 
– А тебе – моя честная воровская, - ухмыльнулся Хитрый Крыс.
 И они обменялись некрепким лапопожатием. 
 «Я в виртуальном мире буду править, а он на земле мне будет служить. Вместе мы страшная сила, - подумал Паук и досадливо поморщился. – Однако за его помощь придётся платить. Как говорится, вход - рубль, выход - два». 
 «Ежели сей паучара меня обмишулит, самолично загрызу», - решил Хитрый Крыс и довольно потёр лапы.
– Ну, сказывай, где девчонка?
 Паук поднял свои бесцветные глаза к потолку.
– У Книжной Мыши чай пьёт.


        
 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал «Юности честное зерцало»

«Юности честное зерцало»

 Старушка подбросила в печку немножко дров. 
 Лиза задумчиво смотрела на огонь. Она вспоминала родной дом на Ладоге, петровский якорь, костёр на берегу… Где же этот Тёма - кулёма?
– Чем могу быть вам полезна, друзья мои? – спросила Книжная Мышь и села в кресло – качалку, привычно накинув на плечи пуховую шаль.
 Павлин только открыл клюв, как Лиза перебила его.
– Дело в том, что мы ищем одного мальчика…
– Какого мальчика?
– Его Тёмой зовут. Книжек не читает, всё время в стрелялки играет, девочек не замечает.
 Книжная Мышь сморщила носик.
– Книжек не читает? Грамоте не обучен? Дитя малое, неразумное?
– Конечно, он ещё ребёнок, - рассудительно сказала Лиза. – Вроде школьник, но не совсем грамотный.
 
Сама она была девочкой начитанной. В книжках не только картинки рассматривала. И мышек, живущих среди книг, считала грамотным народцем. В Испании даже видела памятник читающей мышке. 
  
Памятник читающей мыши. Испания, Севилья. Памятник читающей мыши. Испания, Севилья.
          - Какой невоспитанный вьюнош. Как сыщется, надо подарить ему книжицу «Юности честное зерцало или Показание житейскому обхождению», - сказала Мышь.

Книга «Юности честное зерцало»
  
– Зерцало? - с интересом переспросила девочка и посмотрелась в своё маленькое зеркальце. 
 Улыбнулась своему юному отражению и поправила светлые волосы. 
– Это и правда зеркало. Оно отражает поступки людей, - подтвердила Книжная Мышь. – В этой книге говорится, что для успеха в обществе надо уметь танцевать, ездить верхом, фехтовать, быть красноглаголивым и начитанным.

 Книжная Мышь повернулась к Белке.
– Нельзя ли Вас попросить об одной любезности, голубушка? Будьте так добры, достаньте, пожалуйста, с верхней полки во-о-он ту книгу.
 Белка шустро запрыгала с полки на полку. 
– Так. «Краткое земного круга описание», притчи Эзоповы, словари, учение Коперника и другие переводы… - тараторила она, перебирая лапками книги. – Вот. Нашла «Зерцало».
 Мышь бережно взяла книгу.
– Простите великодушно, благоприятели мои. Крысы совсем потеряли совесть. Не понимают, что именно книги - самые бесценные сокровища. Вообразите, эти невежды вырывают страницы, заворачивают в них золотые безделушки и даже еду. Посему приходится класть книги повыше, в сохранное место. 

 Старушка поправила старинные очки, сползавшие с остренького носика, и зашуршала страницами. 
– Вот, например, такой совет:
 «Младые отроки должны всегда между собой говорить иностранными языками, дабы тем навыкнуть могли, чтобы их от других незнающих болванов распознать».
– Йес,- важно кивнул Павлин.
– Или ещё советы, - продолжала Мышь. - «Обрежь свои ногти, да не явятся якобы оные бархатом обшиты… 
 Не хватай перьвой в блюде и не жри, как свинья… Не сопи, егда яси…
 Ногами везде не мотай, не облизывай перстов… Зубов ножом не чисти. Около своей тарелки не делай забора из костей, корок хлеба и прочего…»
– Вот, Яша, - наставительно сказал ёжик. – Хочешь жить - умей учиться!
 Сам он, открыв рот, ловил каждое слово. 
– «Часто чихать, сморкать и кашлять непригоже…» - продолжала Мышь.
 Лиза, отвернувшись, тихонько хихикнула. 
– «Не ходи рот разиня… яко ленивый осёл», - прочитал Петух, заглядывая в книгу через плечо хозяйки, и ехидно посмотрел на ёжика. 
 Тот сразу закрыл рот и обиженно отвернулся.
– Царь-государь наш полагает, что благовоспитанный молодой человек должен быть приветлив и учтив, - мягко заметила Мышь. 
 Петух, смутившись, слетел на пол и устроился рядом с Павлином.
   – Написал эту чудесную книгу для дворянских детей Яков Виллимович Брюс, сподвижник Петра Первого, - пояснила Книжная Мышь. - Он руководит нашим печатным делом. Человек весьма учёный. Потомок шотландских королей, генерал-фельдмаршал, дипломат, инженер, математик… Он в Москве, в Сухаревой башне, учит юных моряков. Ставит там разные научные опыты и наблюдает за звёздами в телескоп. 
Яков Виллимович Брюс Яков Виллимович Брюc.(1669-1735). Гравюра. 1710-е гг. Государственный Эрмитаж
   Она подняла голову и посмотрела на Белку.
– Дорогая, достаньте, пожалуйста, стопку вон тех больших листов.
 Это знаменитый Брюсов календарь. Самый популярный. Нередко это единственная в доме книга, и вся семья читает его круглый год. Очень занятное чтение.
Брюсов календарь Брюсов календарь
  
 В его лунном календаре указывается время восхода и захода Луны, новолуния и полнолуния. Печатаются предсказания погоды и урожая, войны и мира по положению небесных тел. Говорится о том, как болезни лечить, в какие дни лучше жениться, зверей и рыбу ловить или платье шить.
– Даже как платье шить? – заинтересовался Фуфа.
– А там не сказано случайно, где клады искать?- тут же встрепенулся Петух.
– Что-то вы давно не ругаетесь,- фыркнула Белка, положив календарь на стол и подозрительно поглядывая на Фуфу с Петухом.
– Мы поссорились,- хором ответили оба. 

– Кстати, о кладах. У нас есть один исторический документ…- начал Павлин. 
 И тут Яша глухо зарычал. Он поднял левое ухо, напряжённо к чему-то прислушиваясь. 
 В дальнем углу что-то зашуршало и хрустнуло у самой двери. Серая тень стрелой прошмыгнула вдоль стены и юркнула под лестницу.
– Уж не крысы ли это опять? - насторожилась Книжная Мышь.- Будем осторожны. Они вечно замышляют всякие гадости. 
 Яша побежал в дальний угол и стал принюхиваться.

– Покажи-ка твою находку, Лиза, - напомнил Павлин.
 Девочка достала из сумочки половину разорванного листа, на котором сохранились записи.
 Книжная Мышь снова поправила очки. 
    
– Так-так, посмотрим. Это писал наш царь Пётр. А внизу - почерк того самого Брюса. Сказано, что поручение государя выполнено, и второй листок с планом надёжно спрятан. 
– Наверное, уж очень хорошо запрятал,- вздохнула Белка и, понизив голос, таинственно прошептала:
– Недаром его называют магом, чернокнижником и даже колдуном.
– А этот шифр я разгадала! - гордо сказала девочка, ткнув пальчиком в листочек. – Там сказано: «План клада ищи в книгах», и ещё про какой-то Петрополь.
– Это поэтическое греческое название нашего Города, - сонно пробормотала Сова. 
– А-а-пчхи… - громко чихнул Фуфа, почему – то сунувший нос в Лизину сумочку.
– У тебя на носу паутина, - заметила Белка. 
– В моём доме? Паутина? - забеспокоилась Мышь, аккуратно встряхнув свой белый передничек.
 
Фуфа
  А ёжик уже крепко держал в своих цепких лапках маленького паучка, с которого осыпались остатки золотой краски. 
        

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Паучок Васька

Паучок Васька
 Все разом вскочили и уставились на паучка.
– Ты кто таков?- подбоченившись, грозно спросил Петух.
– Васька, - дрожа всем телом, пролепетал тот. – Питерский.
 Слёзы градом покатились из его испуганных круглых глазёнок. 
Паучок Васька
 – Я нивчёмневиноват, - быстро бормотал он, стараясь разжалобить окружающих. - Меня заставили и отправили… патамушта я мелкий и неприметный…
– Шпионишь за нами? – наступал на него Петух, звеня шпорами. – Лазутчик!
– Да какой из него связной? – усомнилась Сова.
– Вощето я классный шпион, - вдруг обиделся Васька. 

 Запинаясь, он поведал свою коротенькую историю. Как подслушивал разговоры в Эрмитаже и домике Петра. Посылал паутинограммы. Сообщал обо всём Чёрному Пауку, который прислуживал злой Арахне. Это она велела школяра украсть.

– Да, - вздохнула Лиза. – Во всех сказках баба-яга любит детей утаскивать. Но зачем ей наш Тёма?
– Не зна-а-а-ю. А дедулю Василия жалко и друганов его паучков-старичков, - всхлипывал паучок Васька, размазывая по щекам слёзы. - Вкалывают, не покладая лап. Хозяйке особую паутину плетут. Отпустит их, если её дельце выгорит. 

 Друзья внимательно слушали незадачливого шпиона. 
– Ну и куда его теперь? Одна морока от него, - махнула лапой Белка.
– Маленький паучок - к мелким хлопотам, - заступился за Ваську Фуфа. – Знаю я эту старую Арахну и всю её компанию. Часто в лесу видел. Так и чуял, что её кот Лицедей где-то рядом. Это его «Сказки о котах» были в том узелке. 
– Вот что, - сказал Петух, оценивающе оглядывая провалившегося вражеского агента. – Продолжишь отправлять донесения неприятелю, но под нашим контролем. Будешь дезинформировать их. 
– Чего? – вытаращил глаза Васька.
– Давать ложные сведения. Для нашей пользы. 
– Нам надо выведать у них, где наши часы! - с важным видом добавил Павлин.
– А пока полезай снова в сумочку, - велела паучку Лиза. 


   
 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Золотой ключик

Золотой ключик.
 Яша ткнулся мокрым носом в Лизину ладошку. Он только что вернулся из тёмного угла, что-то неся в зубах. 
– Неужто крысу изловил? – съехидничал Петух. 
 Щенок молча положил на стол маленький ключик. Золотой, с колечком, усыпанным драгоценными камушками. 

 Мышь всплеснула лапками и просияла.
– Это же мой ключик! Думала, что потеряла его. Даже на крыс грешила, мол, украли. Я храню его с детства. Нашла этот ключик, ещё когда была мышонком. Мы тогда с братьями и сёстрами играли в прятки в шведской усадьбе. Там, где теперь Летний сад. Я спряталась в дупле старого дуба. Зарылась в сухую траву, а там ключик!

 Белка прыгнула на табуретку, поближе к столу. 
– Друзья мои, зубчики у ключа точно как у нашего. Приглядитесь. 
   
Белка с ключиком
 Друзья пригляделись.
– Похожий ключик Яша вчера из леса притащил, - удивилась Лиза. - Только простой, а не золотой. И с сердечком вместо колечка.
– Где он?! - хором воскликнули все.
– На столе, наверное, - пожала плечами девочка. - Дома.

 Повисла удручающая тишина.
– Думаю, этим золотым ключом тоже можно завести Часы времени, - рассудительно заметила Сова.
– И мы сможем вернуться назад! - оживился Петух. 
– Сначала наши часы надо отобрать,- осадила его Белка.
 Фуфа покачал головой.
– А ключик-то хозяйский. На чужой каравай рот не разевай…
 Все снова притихли.

 Мышка вздохнула, бережно взяла ключик в лапки, погладила его и протянула Лизе.
– Дорогие мои, если этот ключик поможет вам вернуться домой, то возьмите его. 
– Насовсем? - переспросила Лиза, пряча ключ в сумочку.
  Мышь ласково улыбнулась и кивнула.
 А ещё есть у меня одна ВОЛШЕБНАЯ КНИГА…
 
 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Нежданная встреча

Нежданная встреча.
 Книжная Мышь достала из ящика комода книгу в красном бархатном переплёте.
– Книга эта не моя. Она принадлежит одной девочке, дочери корабельного мастера.
– Ой! это же мои "Легенды и сказки"! - обрадовалась Лиза.

 От удивления очки Мыши полезли на лоб.
– А я всё думаю, на кого ты похожа? Ту девочку тоже зовут Лизавета, и вы с ней, по лицу схожи, как родные сёстры.
– Наверное, эта Лизавета и есть моя пра-пра-пра-бабушка, - догадалась Лиза. Сказки мне от неё достались.
– Значит, они попадут к тебе в своё время, глубокомысленно заметила Сова.

  Мышь бережно расстегнула золотую застёжку.
– Достопочтенная книга, ведомо ли тебе, куда держать путь девочке Лизе и её друзьям?

 Книга тихо зашелестела страницами, и открылась картинка.
– Смотрите, это же наш Учитель! - воскликнула Белка.
 Со страницы им улыбался добрый Волшебник в высоком колпаке и мантии со звёздами.
 Его волшебная палочка указывала на соседнюю страницу. На ней была изображена голландская плитка с непонятным смазанным рисунком.
 Внизу была надпись: "Тайник за этой плиткой".
 
Волшебник в книге
 Книга закрылась.

– И где таки нам искать этот тайник? - нарушил молчание Фуфа.
– Я знаю, кто вам поможет, - тихо сказала Книжная Мышь. – Есть у меня один воспитанник. Была я при нём няней. Сколько песен ему перепела, сколько сказок рассказала! Помню его с тех самых пор, как он вылупился из яйца. Был он такой серенький и пушистенький комочек…
 Она замолчала. Глаза её затуманились. 

 Петух нетерпеливо мотнул головой, но Белка строго посмотрела на него. 
– Сейчас он важная птица при царском дворе, - наконец продолжила она, стряхнув с себя пелену воспоминаний. - Знает все дворцовые тайны и интриги. Вот что, государи мои, отпишу- ка я ему рекомендательное письмо. Вы с ним отправитесь в Летний сад. Кланяйтесь ему от меня, старой нянюшки.

– Я, конечно, очень извиняюсь спросить,- деликатно начал Фуфа. – Но как нам узнать этого милого пушистого комочка?
 Книжная Мышь посмотрела на ёжика с недоумением, шокированная его невежеством.
– Он Белый Лебедь на пруду! 

 Она достала из шкафчика бумагу и чернила. Петух и Павлин одновременно протянули ей по своему пёрышку. Старушка вежливо склонила голову в знак благодарности и улыбнулась.
– Оставлю их себе на память о нашей встрече,- сказала она.

 Взяв обычное гусиное перо, Мышь изящным почерком вывела несколько фраз, свернула письмо в трубочку и протянула Лизе.
– Я написала в своём послании, что вам нужна помощь.
 Та спрятала его в сумочку вместе с ключиком.

 Все стали горячо благодарить добрую старушку, но она их остановила.
– Голубчики мои, вам надо торопиться,- напомнила Книжная Мышь. – Я провожу вас.
 На пороге типографии она вытерла глаза кружевным платочком.
– Прощайте, друзья мои! Удачи вам, семеро смелых и отважных!

      
 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Маскарад

Маскарад.
 «Храбрая семёрка» нерешительно топталась у дверей типографии.
– Итак, - громко заявил Павлин, в котором вновь проснулся предводитель. – Мы прогуляемся до Летнего сада и найдём Белого Лебедя. 

 С крыши типографии послышалось приглушённое мявканье и шипение.
– Задача не из простых, - сквозь полудрёму бросила Сова, по-прежнему сидевшая у Лизы на плече.
– Ну, лёгких путей мы не ищем, - философски заметил Фуфа.
– Ничего сложного, - не унимался Павлин, продолжая развивать свою идею. – Всего-навсего найти какую-то плитку, за которой тайник.
– Тише ты, глупый балабол, - осадила его Белка. 
– От такой и слышу, - насупился тот. 
– А что? - пришёл к Павлину на помощь Петух. – Всё верно. Ещё отберём у неприятеля часы, а ключ у нас есть.
– Стратег липовый. Сначала надо того неприятеля найти, - фыркнула Белка. 
– Да у нас же есть теперь двойной…. - Петух только открыл клюв, как Белка ткнула его в бок, опасаясь, что он проговорится про Ваську. 
– Я, конечно, извиняюсь, что мешаю вам вести ваши культурные беседы, - встрял Фуфа. – Но таки напомню вам, друзья, что время бежит, а оно одно на всех. Нам надо торопиться к реке и суметь как-то договориться о переправе на левый берег. 

– Бах-бах-бах!- раздались выстрелы из береговых пушек. Над Петропавловской крепостью взвился жёлтый флаг с чёрным двуглавым орлом. 
 На Троицкой площади появились странные люди в масках, закутанные в плащи. Народ вокруг них расступился. 
– Тра-та-та, тра-та-та! – разнеслась над площадью барабанная дробь. Громко зазвучали блестевшие на солнце медные трубы и валторны. 

 Словно по сигналу, все маски разом сбросили плащи. 
– Машкерад начинается!- загудела площадь.
 Весенняя площадь запестрела карнавальными костюмами. Кого тут только не было! Древние цари в бархатных мантиях, золотых коронах и со скипетрами. Степенные арабы в белых одеждах. Индусы в чёрных одеяниях и с яркими цветами на головах.
– А барышни-то каковы, крестьянками вырядились. Платья полотняные, разноцветными лентами обшитые. Смотри-тка, пастушки с корзинками и в соломенных шляпках, - шептались меж собой девицы.
– Гляньте, какие потешные шуты, арлекины да скоморохи с гороховыми погремушками – раздавалось со всех сторон. – А эти журавлями нарядились, драконами невиданными.
– Ряженые, ряженые! - радостно кричала ребятня. 
– Карлы-то карлы! Сами махоньки, ножки короткие, бородёнки до земли. Ещё и тележки тащат, а в них огромные детины запелёнутые. Вот потеха!

 Лиза и её друзья тоже были захвачены ярким зрелищем. 
 А в это время у них за спиной неслышно спрыгнул с крыши суровый римский воин. Он был маленького роста, со щитом и мечом, в размалёванных латах и натянутом на уши шлеме с перьями. Из-под его красного плаща торчал чёрный хвост. Над воином кружил большой чёрный ворон. 
 
Кот в костюме римского легионера
– Тр-р-р… - угрожающе заскрипела дверь типографии и стала медленно открываться. Оттуда высунулась серая лапа, крепко сжимавшая дубинку.
 Следом показались странные личности с крысиными мордами. Один был с топором, в длинном сером кафтане и лаптях. Другой в драных сапогах и плоской шапчонке, натянутой на лоб. Третий, с бегающими глазками, был в потрёпанной форме шведского солдата и дырявых чёрных перчатках.
 Фуфа подёргал носиком и оглянулся.
– Что-то не нравятся мне эти ребята в костюмах разбойников, - встревожился он. – Похоже, они нас окружают…





 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал А вот и неприятель!

А вот и неприятель!
 Васька осторожно выглянул из сумки одним глазком.
– Это они. Лихие крысы, - упавшим голосом сказал он. Бедный паучок сжался, стал ещё меньше и забился поглубже. 
– Вот тебе тот самый неприятель. Накукарекал! - сердито цокнула Белка, бросив укоризненный взгляд на Петуха.

– Сдавайтесь! - грозно мявкнул "римский легионер", став во главе крысиного отряда. – Отдавайте карту, пока целы!          
 Он подкрепил своё требование взмахом меча!

– Сами отдавайте нашего мальчика!- смело крикнула в ответ Лиза.
– И часы заодно, - тут же подсказал Павлин.
– Дырку вам от бублика, а не мальчика! – нагло захохотал вояка, картинно размахивая мечом. – Ещё и часы им подавай на блюдечке!

 Противник явно был настроен недружелюбно. Переговоры зашли в тупик. 

– Будет сражение, - спокойно сказала Сова и слетела с Лизиного плеча.
– Да, разобраться с крысами - это наше дело, - согласились опытные крысоловы ёжик и Белка. Они поднялись на задние лапы и приняли боевую стойку. 
– Только куда же мы Лизу спрячем? - заволновался Фуфа.
– Никуда я не уйду, - решительно заявила девочка, сжав кулачки. - Я громко кричу, больно кусаюсь и быстро бегаю! 
 Верный Яша, как всегда, был около хозяйки. 

 Петух взмахнул крыльями и взлетел. От его зорких глаз не укрылось, что разбойников с крысиными мордами становилось всё больше и больше. Они стекались со всех сторон.
 Мгновенно, оценив ситуацию, Петух принял решение.
– Вижу численное преимущество противника. Приказываю рассредоточиться и… бежать врассыпную! - скомандовал он. – Встречаемся у реки. Даю сигнал к отступлению!
 И бодро кукарекнул три раза.

 Лихие крысы, размахивая дубинками, бросились в атаку. Их свирепые морды были оскалены, а маленькие злые глазки налиты кровью. 

 Бесхвостый крыс выхватил топор, но Петух мгновенно спикировал прямо на него. 
     
– Заклюю! - крикнул он, долбанул разбойника в темечко крепким клювом и свалил его с ног.

 Самоотверженно защищая Лизу, Яша раскидывал крыс в разные стороны, хватая их за длинные голые хвосты.

 Беспалый крыс натянул повыше рваные перчатки, выдернул ножик, припрятанный под кафтаном, и стал им размахивать. 
– Ну, собака, ща я с тебя шкуру спущу! - кровожадно завопил он.
 Сова бесшумно атаковала его с воздуха. Она ухватила крыса острыми когтями за ворот драного кафтана и, полетев в сторону Петропавловский крепости, сбросила в Неву. Разом потеряв ножик и свой наглый вид, тот беспомощно забарахтался в воде. 

– А-а-а-а-а! - громко завизжала Лиза и затопала ногами. – Лапы прочь от моих друзей!
 "Грозный римский воин" от неожиданности высоко подпрыгнул, бесславно опустился на четвереньки и затряс головой. С него слетел блестящий шлем с перьями. Обнажились острые кошачьи уши, которые Кот, не выдержав крика, тут же заткнул лапами. 
Битва с крысами
  
 Увидев кота во главе своего отряда, крысы опешили. 
 – Нас предали! - завопил одноухий.
         
 Белка, показав свои острые зубы, пребольно укусила разбойника за его единственное ухо. Помахав рыжим хвостом, она стремительно понеслась в сторону «Австерии четырёх фрегатов». 
– Эй вы, слабаки-дураки, мышки-норушки, покусанные ушки, облезлые хвосты, дешёвые понты! – обернувшись, весело крикнула она крысам. 
 Обозлённая серая стая развернулась и рванула за ней. 
 Белка запустила в них прошлогоднюю шишку, показала язык и мгновенно взобралась на макушку высокого дерева. Оттуда перелетела на соседнее - и поминай как звали. 
– Не на ту напали! Белку ловить - ноги отбить! – усмехнулся Фуфа.

 Тем временем Кот коварно подкрался к Павлину сзади и ухватил его за шикарный хвост. Но тут на помощь незадачливому предводителю пришёл ёжик. Он свернулся плотным шариком и ткнул колючими иголками ряженого воина прямо в нос. 
– Мяу-у-у! - взвыл от боли Кот и выпустил добычу. Только одно роскошное павлинье перо осталось в его белых лапах. 
– Мяу! - тоже прохрипел Павлин и в панике бросился наутёк. Он бежал быстрее Лизы с Яшей и мигом затерялся, так же как и они, в карнавальной толпе.



 

^ Наверх ^
Пергамент - подвал Посейдон спешит на помощь

Посейдон спешит на помощь
– А где вообще все? - Кот удивлённо крутил головой в разные стороны, потирая уколотый нос.
 Противник казался несколько сбитым с толку. 
 Сидя на дереве, Ворон внимательно наблюдал за развитием событий. 

– А никого нет. Разбежались на все четыре стороны, - спокойно ответил он, но тут же сверкнул красным глазом, оглядев блестящие кошачьи латы. – Ну что, вырядился? Опять волшебный клубок разматывал. Нитку драгоценную на свои бестолковые причуды тратил. Кого напугал твой боевой раскрас? Сражение проиграно вчистую!

 
 Чёрный Паук с сожалением смотрел на брошенный Котом второпях клубок. Он злился на себя за то, что перед сражением отдал его в лапы Коту.
 
 А тот кинулся к узелку и стал в нём копаться.
– А сказки мои где?! – чуть не плача, взвизгнул он. 
 Усевшись на камень, Кот скрестил белые лапки и отвернул мордочку в сторону. 
– Всё, ничего мне не надо. Выхожу из игры. 

 Паук подполз поближе. 
– Ёж прикарманил. Ему что в лапы попало, то и приклеилось. Точно знаю, - соврал он, глядя на Кота своими бесцветными глазами. 

 Тот вскочил. Усы его задрожали.
– Ну, ежиная морда, погоди! Не знаешь, с кем связался. Слезами умоешься. Все иголки тебе повыдергаю!
 Седая бровь Ворона взлетела вверх от удивления. 

– Найдём мы и сказки твои, и карту, - бросил он, спустившись на землю и расхаживая туда-сюда. - Поймаем ежа и всю его компанию.
– Где теперь их искать? – всхлипнул Кот, засовывая отвоёванное павлинье перо в узелок. – Хотя у нас же клубок есть. Он дорогу укажет.

– С ними мой агент Васька. Через него всё узнаем, - пообещал Паук.

– И без клубка, и без твоего агента ясно, что к Неве рвутся. Проболтались, - сказал Ворон и бросил хмурый взгляд на Паука. - А ты быстро разыщи Хитрого Крыса и его бестолковых разбойников. Все в погоню. Время дорого!

 На Троицкой площади стоял невообразимый шум. Парад - маскарад был в самом разгаре. Стреляли пушки, всё громче играла музыка. 
 Вдруг, откуда ни возьмись, появился ещё один участник карнавала. 

 Толпа радостно загудела.
– Каков богатырь, под стать царю нашему! - толкали зеваки друг друга локтями. - Никак самого Посейдона представляет?

 Бог морей восседал в перламутровой морской раковине, которую тянули сильные прекрасные кони. Он крепко сжимал в руке огромный, сверкающий на солнце трезубец. На голове Посейдона был венок из морских водорослей. С его длинных сине-зелёных кудрей и бороды стекала вода, словно он только что вынырнул из морской пучины. 
 Посейдон - а это и правда был он - усмехался, что-то напевал себе в бороду и был в отличном настроении. Ему нравилось, что на маскараде он всех разыграл. 

 Окинув озорным взглядом толпу, Посейдон заметил Лизу и весело подмигнул её. Он хорошо знал девочку и её папу, отважного мореплавателя. Не раз встречался с ними на морских просторах. 
 Лиза помахала ему рукой, подхватила подол длинного платья и вприпрыжку побежала к Неве. 

 Сова и Белка уже стояли на берегу и с сомнением поглядывали на старую, обросшую ракушками лодку, затёртую соседними парусниками. В ней вовсю хозяйничал Петух. 
 Он деловито перебирал валявшиеся в лодке абордажные якоря-кошки, складные якоря – дреки и багры. Даже заглянул в ржавый железный фонарь, прикреплённый сзади на корме, с оплывшей свечой внутри. 

– Лодка-то пиратская, - скептически заметила Сова, тронув лапой кусок ветхой чёрной парусины. – И уж больно дряхлая. 
– Нам привередничать не приходится. Хорошо, хоть такая досталась, - отмахнулся Петух. - Ничейная. 

– Фуфа говорит, что лучше плохая заплатка чем хорошая дырка, - согласилась Белка и вдруг опомнилась. - А где же он?
– Наверно, схватили, - равнодушно бросил Петух. 

– Не дождётесь, - послышалось в ответ. Из-за большого камня выкатился ёжик и развернулся. Он сопел, фыркал и чихал, отряхиваясь от песка, застрявшего в иголках. 
– Докатился наконец, колобок колючий, - облегчённо вздохнула Белка.

– Шлёп!
 Откуда-то с неба в лодку тяжело плюхнулся Павлин. Та угрожающе раскачалась и едва не перевернулась вместе с Петухом.
– Оказывается, наша чудо-птица и летать умеет, когда приспичит. Не хуже истребителя, - съязвила Белка. 

– Чуть лодку не потопил, - укоризненно сказала Сова. – Она итак едва-едва на плаву.
– Самая надёжная лодка та, что стоит на берегу сломанная, - резонно заметил Фуфа, оглядывая старую лодку. – Надо хорошенько подумать. Семь раз отмерь, один раз отрежь. 

– Пока мы будем семь раз мерить, другие семь раз отрежут, - возразил Петух и огляделся вокруг. – А где остальные?

 К лодке подбежала запыхавшаяся, раскрасневшаяся Лиза. Рядом прыгал Яша.
– Я так бежала, бежала, изо всех сил, - сбивчиво принялась рассказывать она. – Аж сердце прихватило!
 Девочка согнулась и схватилась за правый бок, всё ещё не отдышавшись.
– Ку-ка-ре-ку-у-у! - вдруг закричал Петух. - Все на борт! Вижу неприятеля. 
 Лиза быстро схватила Фуфу и прыгнула в лодку. 

 Враг буквально наступал на пятки.

 Серая лавина разозлённых крыс быстро приближалась. 

 Яша изо всех сил упёрся передними лапами в лодку, но не смог столкнуть её в воду. 
– Всё пропало… - прошептал Павлин, прикрыв крыльями глаза. 

 И тут раздался, словно гром среди ясного неба, голос Посейдона:
– Вот я вам, негодные! 
 Он взмахнул трезубцем. Огромная волна окатила и отшвырнула крыс.
     
Посейдон взмахнул трезубцем
  

 Крысиная стая завизжала, чуя опасность. Вода для них погибель. Ведь недаром крысы первыми бегут с тонущего корабля. Они заметались, забегали вдоль берега и бросились наутёк.

 Другая, ласковая волна подхватила лодку и легко понесла через Неву, в сторону Летнего сада.

 Далеко за кормой остался правый берег, по которому метался только что примчавшийся Кот. 
– Мало того, что сказки украли, так ещё и нашу лодку умыкнули! - орал он истошным голосом, грозя кулаками вслед удалявшейся лодке с Лизой и её друзьями. 




 


<<< Предыдущая глава Следующая глава >>>
^ Наверх ^
Пергамент - подвал