Главная Об авторах Читать Оглавление Рецепты Лизы Обр. связь Отзывы

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СНЫ ЛИЗЫ КУДРЯВЦЕВОЙ О ПЕТЕРБУРГЕ

«С поднятой лапой, как живые»
Стоят два льва сторожевые,
Шар мощной лапой подпирают,
Как будто мячиком играют»
            В.Блейков
Лиза
Волшебное видение
  Арахну медленно окутал молочно-белый туман. 
– Этого мне только не хватало! В потёмках блуждала, теперь ещё и в тумане. Не то, что дороги - самой себя не видно.
  Она попыталась двигаться дальше, но поскользнулась. 
– Б-р-р-р, какая холодная вода под ногами. 
  И тут послышалась тихая музыка. Из тумана выплыли невиданные белые деревья. Они повели вокруг Арахны хоровод, вращаясь всё быстрее и быстрее. Музыка становилась всё громче и громче. У Арахны закружилась голова. Стараясь не упасть, она ухватилась за белый ствол. Остальные деревья медленно растворились в тумане. Дунул лёгкий ветерок и разогнал туман. 
  Арахна увидела, что стоит на берегу реки посреди весеннего зелёного леса. На пригорках цвели белые ландыши.
– Ух-ух! – глухо ухнула далёкая ночная птица. 
  Ей в ответ запела маленькая серая птичка, рассыпаясь звонкими трелями. 
  Белое деревце склонило над водой свои тонкие ветви, словно хотело указать на что-то.

 
Волшебшое видение
  Арахна заглянула в воду. Оттуда на неё с любопытством смотрела юная девушка с изумрудно-зелёными глазами и вздёрнутым кверху носиком. Она была закутана в широкий белый плащ. На ногах у девушки были сандалии с длинными, сплетёнными крест-накрест ремешками.
– Да это же я! – закричала Арахна.
  Она радостно оглядела себя, но сразу сникла. На её правом плече сидел золотой паук-застёжка. Он злорадно улыбался, но его бесцветные глаза оставались холодными.
– Значит, это всего лишь сон…
  Грустно обняла она тонкий ствол деревца и доверчиво прошептала:
– Знаешь, плохи дела у меня в последнее время. Сплошные неприятности. Только во сне и могу принять прежний вид. 
  Арахна погладила нежную белую кору.
– Вот и у тебя есть чёрные полоски. Наверно, тоже не всё гладко в жизни.
  И, чтобы не обидеть новую подругу, быстро добавила:
– А серёжки на твоих ветках очень красивые.
  Дерево коснулось Арахны своими нежными резными листиками, словно хотело её утешить.
  Арахна сняла с головы золотую ленту и повязала на ветку. Блестящие чёрные волосы девушки рассыпались по плечам.

Пергамент - подвал Дикий край
Река
  Вдруг сильный порыв ветра подхватил Арахну. Полетела она, словно легкая паутинка, над полями и дремучими лесами. 
– Где я? Что за дикий край? – ёжась от холода, Арахна плотнее закуталась в плащ и глянула вниз.
  Под ней расстилалось бескрайнее озеро.
  Арахна спустилась ниже и полетела вдоль широкой полноводной реки, вытекающей из него. 
– Какая спокойная река. Не то, что наши горные быстрые речки. 
Небесный камень
  И тут, оставив на небе огненный след, мимо неё просвистел огромный камень. Он даже задел край её плаща! Лёгкая ткань вспыхнула. Арахна едва успела погасить её водой. 
– Час от часу не легче. Опять чуть не пришибло. Даже во сне покоя нет! – рассердилась она.
  Небесный камень пролетел дальше и с шумом упал в реку. Забурлила вода, расплескалась. Там, где он упал, поднялся остров. 
Пергамент - подвал Могучий всадник
Медный всадник. Санкт- Петербург. Медный всадник. Санкт- Петербург.
  И видит Арахна, что мчится вдоль реки Могучий Всадник на богатырском коне. Холодный ветер дует всаднику в лицо, хлещет над ним проливной дождь. Вот провалились копыта коня в зыбкую почву. Она чавкает, пузырится, не хочет его отпускать. Но вздёрнул великан коня на дыбы, вырвал из топи и упрямо поскакал вперёд.  
  Подъехал он к острову, слез с коня и, что есть силы, раздвинул руками тёмные тучи. Посветлело вокруг.
  
Ангел на шпиле колокольни Петропавловского собора. Ангел на шпиле колокольни Петропавловского собора.

  Принялся великан что-то мастерить. Вскоре в его ладонях появился Город-крепость. Опустил великан свой дивный Город на остров бережно, как любимую игрушку. 
  И взметнулся над Городом золотой шпиль.
 
Петропавловская крепость. Санкт-Петербург. Петропавловская крепость. Санкт-Петербург.
Пергамент - подвал Дивный город
Проект П.М.Еропкина. Фрагмент. 1738 г. Проект П.М.Еропкина. Фрагмент. 1738 г.
 Ожил Город. Стал расти на глазах. Перекинул мосты на соседние острова. Прямые улицы и проспекты пересекли реки и каналы. Прекрасные каменные дворцы выстроились ровными рядами. 
– Куда я попала? Какой дивный город! – восхищалась Арахна.
  Она поднималась все выше и выше. Уже совсем близко была задумчивая Луна, которая сверху тоже смотрела на город. Отсюда он был как нарисованный. Улицы и каналы казались тонкими линиями. Они складывались в правильные геометрические фигуры: треугольники, круги, прямоугольники, квадраты.
   
Адмиралтейство. Санкт-Петербург.
Три прямые улицы расходились, как солнечные лучи, от стройного здания с высокой башней. Арахна спустилась пониже, чтобы лучше его рассмотреть.
  Она пролетела под аркой здания и поднялась к золотому шпилю башни. 
 
  О, чудо! На кончике шпиля вращался золотой кораблик. На фоне лёгких облаков он словно плыл по небу, как по морю. 
  Арахна уютно устроилась на нём и закружилась, как на карусели, рассматривая всё вокруг. Вместе с ней кружилась в небе повеселевшая Луна.  
Кораблик на шпиле Адмиралтейства. Санкт-Петербург. Кораблик на шпиле Адмиралтейства. Санкт-Петербург.


  Девушка видела, как на мысу соседнего острова, у самой воды, поднялись высокие колонны-маяки с ярко горящими факелами. Их украсили ростры - носы кораблей. 
  За маяками появилось величественное здание с колоннами и мраморной лестницей. Как оно было похоже на прекрасный храм Артемиды, что в городе Эфесе у неё на родине!  
 
Вид стрелки Васильевского острова. Ческий И.В. 1810-е гг. Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург. Вид стрелки Васильевского острова. Ческий И.В. 1810-е гг. Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.
 Арахна вспомнила, что, когда ей исполнилось девять лет, мама просила Артемиду взять девочку под свою защиту. Знала бы она, что сейчас с её дочкой… 
 
Посейдон (Нептун) с двумя реками. Скульптурная группа на здании Биржи. Санкт-Петербург. Посейдон (Нептун) с двумя реками. Скульптурная группа на здании Биржи. Санкт-Петербург.
 
  Девушка вздохнула и стала рассматривать скульптуры под самой крышей храма.  
– Кто там, в короне и с трезубцем в руке? Да это же…
– Посейдон! – неожиданно прорычал хриплый голос у неё за спиной.
 
Пергамент - подвал Городские стражи
  Арахна вздрогнула и оглянулась. Позади неё парили в воздухе бронзовые крылатые львы-грифоны.
– Мы посланы, чтобы пригласить тебя на важную встречу, – сказал один из них.
– Откуда вы меня знаете? – удивилась она.
– Не советуем задавать вопросы, – рявкнул другой. – Следуй за нами!
  Развернув могучие крылья, грифоны полетели над широкой рекой с одетыми в камень берегами.
– Это Нева, – бросили они на лету, словно отвечая на её немой вопрос. 
  Арахна еле поспевала за ними. Прохладный ветер дул ей в лицо, развевал длинные волосы цвета воронова крыла. Следом за ней неотступно плыла Луна. 
  Город, укрытый бледным беззвёздным небом, казался волшебным миражом.  
  Слева в голубоватой дымке терялось бескрайнее море. По его волнам шли караваны судов с разноцветными флагами. Они заходили в Неву, отражаясь в зыбкой воде, и поднимались вверх по течению. Мосты торжественно разводили свои пролеты, пропуская корабли.

– «В гранит оделася Нева, 
  Мосты повисли над водами», – словно звенело в воздухе. 
  
  По набережным гуляли нарядно одетые люди в необычных одеждах и странных головных уборах. Мимо них проезжали конные повозки. Копыта лошадей звонко цокали по булыжной мостовой. 
– Какие диковинные колесницы! – удивлялась Арахна. – И дома в этом Городе чудные. Высокие, каменные, затейливо изукрашенные. Как будто пришиты друг к другу так плотно, что даже иголка не пролезет.
  Грифоны летели молча и вскоре приземлились на правом берегу реки. 
  Там на высоких постаментах лежали огромные каменные львы с человеческими лицами. Их головы венчали короны фараонов - египетских царей.

 
Сфинкс на Университетской набережной. Санкт-Петербург. Сфинкс на Университетской набережной. Санкт-Петербург.
  Как зачарованная смотрела Арахна на сфинксов. Почему они здесь, в этом холодном краю? Ведь их родина - жаркий Египет, страна пирамид.
 Грифоны почтительно поклонились сфинксам и заняли свои места на ступенях лестницы, ведущей к реке.
Грифон на пристани рядом со сфинксами у Академии Художеств. Санкт-Петербург. Грифон на пристани рядом со сфинксами у Академии Художеств. Санкт-Петербург.
  Каменные лица сфинксов были непроницаемы. 
  Молчание затянулось.
– Какие в здешних реках и озёрах светлые воды, – сказала Арахна, не зная, как начать разговор. – В наших с вами тёплых морях вода разноцветная: то лазурная, то изумрудная. И ночи у нас чёрные, звёздные, а здесь белые.
  Сфинксы безмолвствовали. Казалось, они были погружены в свои тысячелетние думы.
– Вам известны все тайны мира, – осмелев, продолжала она. – Может, вы знаете, как мне помочь? 
  Сфинксы по-прежнему молчали. 
– Зачем же вы меня пригласили?! – сердито воскликнула девушка и топнула ногой.
– Опасно вызывать гнев Олимпийских богов. Тем более состязаться с ними, – наконец сказал один из них. 
– Я готова к любым соревнованиям и буду биться до конца, – твёрдо заявила Арахна. 
  Сфинксы загадочно улыбнулись.
 
Шкатулка-ларец.
 И тут на дне реки вспыхнул яркий свет. Вода засияла разными красками. Поднялся ветер, нагоняя волны. Они хлынули на ступеньки лестницы и вынесли к ногам девушки чудесный ларец.
  Он был из серебра и золота, весь усыпанный драгоценными камнями. Алмазы, рубины, сапфиры, изумруды и жемчуга таинственно переливались в сумраке белой ночи.
  От такой красоты у Арахны туман поплыл перед глазами, и неожиданно для себя она быстро произнесла: 
– Ехал грека через реку, видит грека в реке… ларь!
  И сама удивилась сказанному.
– Откуда я это знаю?   
  Девушка осторожно взяла ларец в руки и стала рассматривать.
– Какая тонкая работа, – восхитилась она. – А что внутри?
– То, что исполняет ЗАВЕТНЫЕ ЖЕЛАНИЯ.  
 
Минерва (Афина) на здании Академии художеств. Санкт-Петербург. Минерва (Афина) на здании Академии художеств. Санкт-Петербург.
  У Арахны загорелись глаза, и сердце забилось от радости. Она тут же попыталась поднять крышку ларца, но та не поддавалась.
– Почему он не открывается?! – крикнула девушка, теряя терпение.
– Тебе придётся отгадать загадку, – спокойно ответил сфинкс.
  С высокого здания за Арахной внимательно наблюдала бронзовая греческая богиня. На её боевом шлеме сидел ещё один сфинкс. Один из самых маленьких в Городе.
Пергамент - подвал Загадка сфинксов
  Арахна, растерянно оглянулась. 
– Вот так загадка. Где в этом северном Городе львов искать? Здесь же не Африка. Да ещё сторожевых, и с ключами!
  И тут она заметила на левом берегу Невы парочку каменных львов. 
  У каждого на голове был платок, похожий на те, что носили египтяне. 
  Прикрыв ларец плащом, девушка полетела прямо к ним.
  
Лев у дома Лаваль. Санкт-Петербург. Лев у дома Лаваль. Санкт-Петербург.
 Львы мирно лежали на крыльце богатого дома, скрестив передние лапы. Мило улыбаясь, они думали о чём-то своем. 
  Конечно, на сторожевых львов они мало походили. 
– Извините, что нарушаю ваш покой, – обратилась к ним Арахна. – Но нет ли у вас случайно каких-нибудь ключей?
– Что значит «каких–нибудь»? Ключи бывают разные, – глубокомысленно заметил один из них.
– Ключи от дверей, ключ – родник, ключевое слово, ключ к загадке или к шифру, – пустился в рассуждения другой. – Ключом может быть философский камень, открывающий великие тайны природы…
  Не желая мешать их научной беседе, девушка полетела дальше.
Львы на воротах Шереметьевского дворца.
 К её удивлению, львы начали попадаться на каждом шагу. Они были деревянные, каменные, бронзовые и даже мраморные. Стояли на задних лапах, лежали, сидели на воротах и стенах домов. 

– «С подъятой лапой, как живые, 
  Стоят два льва сторожевые», – снова как будто зазвенело в воздухе.
   
  Так как же узнать тех самых львов?
Львы возле усадьбы Безбородко. Санкт-Петербург. Львы возле усадьбы Безбородко. Санкт-Петербург.
 Наконец она подлетела к большой львиной семье. Львы сидели на набережной Невы ровно, как по линейке, и держали зубами чугунную цепь. 
  Каждый думал о чём-то своём и улыбался своей, особой улыбкой.


29-й лев
 – Один, два, три... – начала считать Арахна.
– Двашать девять! – прошепелявил последний, не вынимая цепь изо рта.
– Опять не то, – разочарованно протянула она и устало опустилась на постамент рядом с ним. 
– Что значит не то?! – лев возмущенно выплюнул цепь.
– Мордочки у вас очень добрые. А мне нужны львы свирепые, сторожевые.
– Зачем они тебе?
– Да мне надо одну загадку разгадать.
  Львы оживились. Загадки они любили. 
– Сначала посмотрю, как вы умеете их разгадывать.
– Загадывай.
– Белоствольные красавицы дружно встали у дорожки. Книзу веточки спускаются, а на веточках серёжки. 
– Это про берёзы. Простая загадка.
  Так Арахна узнала, как называется белое деревце, её новая подруга.
– Теперь задача потруднее, – сказала она и повторила слово в слово загадку сфинксов.
– Есть ларец, ключи к нему у дворца на острову́. Львы ключи те сторожат, тайны острова хранят. Прежде них там мишка жил, верно острову служил.
  Львы заговорили наперебой. 
– Это Васильевский остров.  
– Нет, тот Лосиным назывался. Там лоси жили.
– Да это загадка про Канонерский остров.
– Ну да, там только пушки, а дворцов отродясь не было. А в старину его Кошачьим звали.
– Мишкин это остров, нынче Елагин, – уверенно сказал первый лев, – Он у самого моря, там, где заходит солнце. 
– Мишкин-то он Мишкин, да только мыс его похож на лисий нос, – хихикнул сосед.
– Дворец там точно есть, и львы, и тайн полно, – подтвердил двадцать девятый.

Пергамент - подвал Сторожевые львы
 Арахна летела к морю. Ночные облака растаяли. На небе снова показалась полная Луна. 
– Как она похожа на шарик, что светил мне в пещере, – удивилась девушка и подмигнула Луне.
– Полетели вместе?
  Вскоре показался остров, подёрнутый голубоватой дымкой. 
  Подлетев поближе, Арахна разглядела острый мыс и улыбнулась.
– Он и правда как лисий нос.
  Задевая ветки деревьев, она опустилась на мягкую росистую траву. 
  На острове раскинулся роскошный парк. Стояла глубокая тишина. Парк был словно заколдованный. Пруды с горбатыми мостиками, затейливые беседки, рощицы, покрытые молодой листвой, птицы на ветках - все крепко спали. Казалось, что за каждым поворотом извилистых дорожек прячется тайна.
  Арахна оглянулась и увидела вдали изящный белоснежный дворец. Он тоже был погружён в волшебный сон. Словно лёгкое покрывало, окутала его цветущая сирень.
  
Елагинский дворец. Санкт-Петербург. Елагинский дворец. Санкт-Петербург.
   Дворец охраняла пара чугунных львов. Каждый держал передней лапой тяжелый шар. У них был такой свирепый вид! Конечно, это были сторожевые львы.  
  Встав на цыпочки, она легко перелетела просторный зелёный луг. Осторожно опустилась на ступени широкой каменной лестницы, ведущей к дворцу.
  Звери подозрительно оглядели девушку, оскалились и грозно зарычали.
  Это могло испугать любого, но только не Арахну.
– Ребятки, я вас не боюсь, – спокойно сказала она. – Ничего вы мне не сделаете. Потому что это МОЙ СОН!
  Изумлённые львы присели на задние лапы. 
  Не давая им опомниться, Арахна продолжала:
– И вообще вы какие-то растрёпы лохматые. Давайте-ка я вас причешу. 
  Легко взлетев на спину одного из них, она нежно погладила его лобастую голову. 
– Муррр, муррр… – зажмурился от удовольствия лев.
  Ловко перебирая пальцами, девушка заплела его густую гриву в мелкие африканские косички. С другим львом проделала то же самое.
  Звери посмотрели друг на друга и громко расхохотались.
– Где ты видела львов с такими причёсками?
– А где вы видели летающих девушек? – засмеялась Арахна. – Говорю же, что это СОН.
– Ну, ты и мастерица!
– Конечно. У меня золотые руки! – Арахна привычно вздёрнула носик. – Еще и не такое могу. В наших краях я первая. 
– Мы тоже первые в нашем Городе, – гордо сказал лев, стоявший справа. 
– Мы первые, потому, что остальные львы появились позже нас, – уточнил тот, что был слева. 
– А зачем вас так много?
– Мы стражи Города! – важно сказали львы и приняли величественную позу.
– А что охранять в сонном царстве этого острова?
– Это тайна. 
– Подумаешь, секреты какие. Вот у меня тайна, так тайна. Я попала в такой лабиринт... 
  Львы презрительно фыркнули.
– Удивила. Запутанные ходы и у нас есть. И подземные, и подводные. В некоторые даже потаённые суда заходят.
– И клады есть?
– Да их полным – полно.
– Зато у меня есть такое, что вам и не снилось!
  Арахна крепко прижала к себе ларец, спрятанный под плащом.
– Нам вообще ничего не снится, потому что мы никогда не спим, – вздохнули львы. – Чуть задремлем, шар укатится.
– Ну и пусть катится. А вы побегайте по лужайке, разомните лапы.
– Нельзя. Под шарами важные ключи хранятся, – брякнул один лев и прикусил язык. 
– Тише ты! – нахмурился другой и с силой вдавил лапой шар в гранитный постамент.
  Сердце Арахны дрогнуло.
– От дворца, что ли, ключи? – с деланным равнодушием спросила она.
– Не от дворца, а от ларца, – выпалил болтливый лев.
  Серьёзный лев резко повернул голову в его сторону и сердито раздул ноздри. 
  Но тут девушка ловким движением фокусника достала из-под плаща драгоценный ларец.
– Уж не от этого ли?!
  Львы переглянулись.
– Похоже, тот самый…
– Точно он!
  Они, как по команде, откатили шары своими могучими лапами. 
  Арахна увидела целых два ключа! 
 
Ключи
 
 
  Один был из чистого золота, другой из простого металла. У золотого на конце было колечко, а у простого сердечко. Зубчики у ключей были одинаковые.
  Арахна крепко зажала в кулаке ключи и поудобнее перехватила ларец. 
– Ну вот, теперь все руки заняты. А их всего две. Не восемь лап, как прежде! – довольно рассмеялась она.  – Но какой из ключей открывает ларец?
– Его можно открыть любым из них. Что выберешь, то и найдёшь.
  Арахна задумалась. Взгляд её остановился на ключе с сердечком…
  Золотой паук-застёжка испуганно сжался.
  А львы огромными прыжками помчались по широкому лугу, играя с чугунными шарами.
  
Львы
 Земля под ними задрожала. Оконные стёкла тоненько зазвенели. 
  Девушка оглянулась на дворцовые окна и вдруг заметила в них зелёные блуждающие огни. Они становились всё ярче и ярче.
  Арахну разобрало любопытство. 

Пергамент - подвал Тайны Елагина острова
Подвал дворца
  Подлетев поближе, Арахна заглянула в подвальное окошко. Там, в полумраке, стояли на длинных столах ступки для растираний и диковинная посуда: колбы, пузырьки, баночки. В них булькали, шипели, дымились разноцветные жидкости. Под ними то и дело ярко вспыхивал огонь. 
  Рядом лежала большая раскрытая книга. 
– Никогда не видела такого тонкого папируса, – удивилась девушка. – И как ловко сшит!
  На страницах книги были начерчены странные чёрные знаки. 
– Наверно, там СТРАШНЫЕ ТАЙНЫ! 
  Внезапный порыв ветра распахнул окно первого этажа. Арахна увидела богато убранный зал со множеством разных дверей. На стене висело огромное зеркало, мерцающее зеленоватым светом. 
  В зеркале появилась расплывчатая тень. Она росла, менялась, пока не превратилась в закутанного в чёрный плащ человека. В руках он держал циркуль и угольник.   
  Чёрный человек посмотрел Арахне прямо в глаза. Под его колдовским взглядом девушка, как зачарованная, не могла даже пошевелиться. 
  И тут, сверкнув красным глазом, со старого дуба слетел чёрный ворон. А чёрный кот с жёлтыми глазами спрыгнул с подоконника и шлёпнулся на землю. Он старательно прятал что-то блестящее под драным замызганным фартуком. Подтянув свои широкие клетчатые штаны, кот прошмыгнул в подвальное окошко. 
  Призрак улыбнулся, отступил назад и медленно растворился в глубине зеркала. 
  Когда Арахна очнулась, ларца и ключей в руках у неё не было…  
 
Пергамент - подвал В поисках Артемиды
Сторожевой лев у Елагина дворца. Сторожевой лев у Елагина дворца.
  Львы в три прыжка оказались возле Арахны и заговорили наперебой. 
– Что, проворонила своё счастье? Ведь всё было в твоих руках, – упрекнул один.
– Лучше иметь цепкие лапы, чем дырявые руки! – рявкнул другой.
  К Арахне тут же вернулась решительность. Глаза её засверкали. Она выпрямилась и сердито закричала:

– Да что тут у вас творится?! Сейчас всё переверну, а ларец верну!
– Эй, подожди, торопыга, – остановили её львы. – Ларца давно уже и след простыл. Неизвестно, где он теперь окажется. Только один ключ остался. Хотя зачем он без ларца?
  Арахна с недоумением посмотрела на свои руки. В них ничего не было. Зато золотой паук-застёжка крепко держал один из ключей.
– Да-а-а, – протянула Арахна. – Обвели меня вокруг пальца.
  Она закрыла лицо руками и в отчаянии воскликнула:
– Неужели теперь я навсегда останусь паучихой? Такой же безобразной, как этот, с ключом!
  Золотой паук зло сощурил свои бесцветные глаза и спрятал ключ под брюхом.
  Львам стало жалко расстроенную Арахну.
– Ступай к богине Артемиде. Она всегда помогает девушкам, – посоветовал серьёзный лев.
– Мы ей доверяем, – пояснил другой. – Потому что она охраняет детёнышей, звериных и человеческих.
– Где же мне её искать?
– Луна тебе путь укажет, – прокряхтели львы, закатывая шары на постаменты.
  И снова в воздухе зазвенели строки:
  
  «И тихая луна, как лебедь величавый,
  Плывёт в сребристых облаках»…

  Арахна прислушалась.
– Воздух вашего Города наполнен чудесными стихами, – с удивлением сказала она.
  Львы приосанились.
– Это строки ВЕЛИКОГО ПОЭТА. Кстати, его брата тоже Львом зовут.
  Арахна помахала им рукой.
– Спасибо вам, друзья!
– Прощай, летающая девушка! 
  Городские стражи с грозным видом замерли на своих местах и окаменели.
  Елагин остров остался позади.
  Сонная Луна летела по бледному небу вместе с Арахной и вдруг остановилась.
  Внизу простирался удивительный сад, совсем не похожий на Елагинский парк. Он манил к себе свежими весенними запахами сирени и молодой листвы. Деревья, посаженные в ряд, выстроились вдоль ровных аллей. Сквозь зелень белели мраморные статуи греческих богов и героев. Они тихо переговаривались между собой и смеялись. Или это просто шелестела листва?
 
 
Пергамент - подвал Удивительный сад
Нимфа Летнего сада. Т.Квеллинус. Санкт-Петербург. Нимфа Летнего сада. Т.Квеллинус. Санкт-Петербург.
  Из-за деревьев навстречу Арахне вышла молодая женщина. Её изящная фигура светилась мраморной белизной. Это была Нимфа Летного сада.
– Добро пожаловать в наш Летний сад! – послышался нежный, как звуки флейты, голос.
  Облокотившись на высокий цветущий пень, Нимфа грациозно склонила голову в знак приветствия.
– Что привело Вас сюда в столь поздний час?
– Да мне надо кое-кого найти, – уклончиво ответила Арахна.
– Кого-нибудь Вы обязательно найдёте, – рассудительно заметила Нимфа.
– А что, здесь богинь много? – с замиранием сердца спросила девушка.
– Допустим. 
– Мне нужна Артемида, – наконец призналась Арахна. 
– Мы, нимфы, спутницы этой богини. Она нам как старшая сестра. 
  «Хотела бы и я такую сестру иметь», – подумала Арахна.
– А Вы к ней по какому вопросу?
– По личному.
  Нимфа улыбнулась и, подобрав складки платья, изящным жестом указала вглубь сада.
– Она вон там. Попробуйте догнать.
  За деревьями промелькнула короткая белоснежная туника. Мимо них промчалась сама Артемида с горящим факелом в руке и скрылась в голубоватой дымке.
– Её догонишь… – пробормотала Арахна и озадаченно оглянулась. – Львы хоть на месте сидели. 



Пергамент - подвал Амур и Психея
  Арахна скользила в прозрачном воздухе мимо зеркальных прудов, где дремали золотые рыбки. Мимо аккуратно подстриженных кустов, обрамлявших яркие клумбы. Узоры из цветов напомнили мастерице, какие дивные ковры ткала она сама. Сердце её сжалось от тоски по дому…
 Она не заметила, как очутилась возле прекрасной мраморной скульптуры. Над спящим юношей склонилась девушка со светильником в руке. 
 
Амур и Психея. Летний сад. Санкт-Петербург. Амур и Психея. Летний сад. Санкт-Петербург.
  Это была Психея. Прежде она никогда не видела своего супруга при свете. Тот появлялся только в темноте. 
– Ты не знаешь, куда помчалась Артемида? – тихо спросила у неё Арахна.
– Наверно, к брату Аполлону, – рассеянно ответила та. – Посмотри, какой у меня муж! А сёстры говорили, что он чудовище.
– Мало ли что говорят. Ты не слушай злых и завистливых людей, – сказала Арахна и с горечью вспомнила свою историю. Как сама слушала людские пересуды о себе, собирала сплетни и жаждала мести. Всё это кануло в Лету.
– Как он красив! – восхищалась Психея, любуясь юношей.
– Конечно, – согласилась Арахна. – Ведь это сам бог любви, сын Афродиты. 
  Психея вздрогнула и широко раскрыла глаза.
– Тсс! Смотри не разбуди его, – горячо зашептала Арахна. – А то узнает, что тайна его раскрыта, и всё. Улетит. Ищи потом его по белу свету.
  Но капля горячего масла из светильника Психеи уже падала на спящего Амура… 


Пергамент - подвал Круговорот суток
Аврора. Д.Бонацца. Летний сад. Санкт-Петербург. Аврора. Д.Бонацца. Летний сад. Санкт-Петербург.
Полдень. Д.Бонацца. Летний сад. Санкт-Петербург. Полдень. Д.Бонацца. Летний сад. Санкт-Петербург.
  Вдали послышались громкие голоса. Стараясь быть незаметной, Арахна подлетела поближе.
  Юная красавица легко соскочила со своего постамента, потянулась и раскинула руки. 
– Ля-ля-ля, тра-ля-ля, – запела она. – Небо рассветает, моё время наступает, и его всегда полно, быть серьёзной мне смешно!
  Она весело закружилась в танце, рассыпая вокруг розы. 
  Затем подбежала к стоявшему напротив юноше и протянула ему белоснежный лотос.
– Ты совсем еще ребёнок, Аврора, – усмехнулся тот. 
– Зато ты слишком взрослый, Полдень! – девушка беззаботно рассмеялась и шутливо растрепала его кудрявые волосы. На лбу у юноши засиял солнечный диск.
  Он расправил сильные плечи и лучезарно улыбнулся. 
– Всё бы тебе петь и веселиться. А ведь за день можно столько успеть! 
  Полдень бесстрашно сжал в руке огненные стрелы-лучи, словно готовился к великим свершениям. 

Ночь. Д.Бонацца. Летний сад. Санкт-Петербург. Ночь. Д.Бонацца. Летний сад. Санкт-Петербург.
Закат. Д.Бонацца. Летний сад. Санкт-Петербург. Закат. Д.Бонацца. Летний сад. Санкт-Петербург.
  Затем обратился к крепкому с виду старику с длинной бородой.
– А тебе пора на отдых, Закат. Ты уже всего достиг. 
– Эх, молодёжь, вечно вы время торопите. Оно и так летит быстро, – укоризненно сказал старик.
– Сейчас целые сутки светло, как днём. Моё время! – Полдень уверенно поправил свою перевязь со знаками Зодиака.
  Растущий у него под ногами подсолнух согласно закивал круглой головой, полной семечек. 
  В мудрых глазах старика промелькнула грусть. Он помедлил, а потом указал на дремавшее у его ног солнышко.
– Когда начинаются белые ночи, вечера становятся долгими. Моё время пока не закончилось.
  Закат задумчиво посмотрел на стоявшую неподалёку прекрасную женщину с венком из маков на голове. 
  Арахна сразу узнала богиню Ночь из таинственного подземного царства. Греки связывали её с тёмной стороной Луны и очень боялись. 
  Звёздное покрывало Ночи зашевелилось, словно тронутое ветром…     
  Из-под покрывала показался крючковатый нос. Затем высунулись острые уши. Следом вылезла их владелица, лупоглазая сова. Она встряхнулась, расправляя перья, сложила крылья на груди и зловеще улыбнулась во весь свой большущий рот.  
– Ночь может и белая, но всё же ночь. Наше время, – важно заявила сова и выжидающе посмотрела на хозяйку. Та стояла молча, прикрыв глаза.
– Да-да, наше–наше! – пронзительно пискнула летучая мышь, висевшая на поясе Ночи. Она угрожающе выпустила когти и скорчила злобную гримасу.
  Ночь открыла глаза и сразу заметила Арахну, притаившуюся за кустом сирени. От её пронизывающего взгляда девушке стало не по себе.  
  Но тут подул легкий предрассветный ветерок, и тотчас раздался звонкий голосок Авроры:
– Эй, вы, ночные страхи, уймитесь! Заря уже занимается. С добрым утром!




Пергамент - подвал Артемида
  То и дело оглядываясь, Арахна помчалась прочь, подальше от грозной Ночи. Даже не заметила, как на её пути появился высокий дубовый пень. 
– Ба-бах! – она с размаху врезалась в него и шлёпнулась на мокрую траву.
– Интересно, во сне можно шишку набить? – пробормотала Арахна, потирая ушибленный лоб.
  Откуда взялся этот пень? Странный какой-то он. С одной стороны ветки зелёные, с другой сухие. Хорошо, что их не сломала.  
Артемида. Летний сад. Санкт-Петербург. Артемида. Летний сад. Санкт-Петербург.
А то Артемида – защитница природы - быстро бы её нашла. Эти боги, чуть что не по-их, вмиг превратят в кого захотят.
  Только Арахна представила, что с ней могла бы сделать ещё и Артемида, как из-за деревьев выскочил пятнистый оленёнок. Увидев Арахну, он зашевелил большими ушами, припал на тоненькие передние ножки и замер.
  Следом появилась стройная высокая богиня с луком и стрелами. В её кудрявых волосах сверкал серебристый полумесяц. 
  Артемида погладила доверчиво прижавшегося к ней оленёнка. 
– Что, больно? – неожиданно спросила она у Арахны.
– Нисколечко! – замотала головой та, с трудом приходя в себя.
  Богиня оценивающе посмотрела на неё.
– Мне нравится, что ты не хнычешь. 
  Арахна незаметно потрогала шишку на лбу и осторожно встала.
– Я искала тебя, богиня Луны, – сказала она. – Летела по лунному следу.
  Артемида подошла совсем близко, но казалась такой же недосягаемой, как сама Луна. 
– Что же ты хочешь?
– Снять проклятье Афины! – воскликнула Арахна.
  Оленёнок испуганно вздрогнул и прыгнул в кусты. 
Олененок
– Это не в моей власти. Проклятье СЛИШКОМ сильное, – медленно произнесла богиня.
  Арахна грустно опустила голову.
– Что же мне делать?
– Прежде всего, не вешай нос. Ты же никогда не сдаёшься, – Артемида решительно поправила свои лук и стрелы. – Надо чётко видеть свою цель и упорно к ней стремиться.
– Цель-то у меня есть, да как до неё добраться? Удача из рук так и ускользает. 
– Слушай меня внимательно, – сказала богиня. – Скоро ты проснёшься и найдёшь выход из лабиринта. Затем дождёшься новолуния, и на растущей луне отправишься в храм моего брата Аполлона, что в Дельфах. Там узнаешь, что делать дальше.
– А как мне туда попасть?
– Я тебе помогу. И ещё. В храме увидишь БУКВУ. Запомни её. Она сыграет большую роль в твоей судьбе. 
  Арахна слушала, затаив дыхание. В душе её затеплилась надежда. 
– Ты лучше всех!
– Глупости. Просто не выношу, когда женщины понапрасну страдают. 
  Издали послышалась весёлая песня Авроры. Ей вторили птичьи голоса.
  Богиня Луны взглянула на светлеющее небо. Разгоралась утренняя заря.
– Прощай, мне пора. Ещё увидимся, – сказала она и замерла на своём постаменте, уверенно глядя вперёд.
 
Пергамент - подвал Тёмные личности
  Луна стала уже почти прозрачной. Закончив свои дела, она собралась на покой. 
  Зато Арахна и не думала спать. Счастливая и полная надежд, девушка летела как на крыльях. 
– Что за дивная ограда в этом Летнем саду! – восторгалась она. – Со стройными колоннами и вазами. Узор такой воздушный, что сквозь него всю Неву видно. 
 
 
Решётка Летнего сада. Санкт-Петербург. Решётка Летнего сада. Санкт-Петербург.
  На душе у Арахны стало так легко и радостно, что она запела.
– Тише, тишшше, – зашептали волны, набегая на каменные ступени спуска к реке. 
  И вдруг из-под воды показалась изогнутая металлическая трубка со стёклышком. Покрутившись, она исчезла. Затем вынырнула крутобокая, похожая на дельфина лодка. С тихим скрипом открылся круглый люк. Из него выбрались на берег три странные фигуры. Они были закутаны в плащи с капюшонами. Их лица скрывали маски с птичьими клювами. Насторожённо оглядываясь, тёмные личности неслышно скользнули к ограде Летнего сада.
  Самый маленький опустился на четвереньки и ловко полез на ворота. Но тут большой капюшон закрыл ему глаза, а край плаща зацепился за кованые копья решётки. О, ужас! Из-под него предательски вылез чёрный с белым кончиком хвост. 
  Другая личность, похожая на птицу, сердито сверкнула красным глазом и поднялась в воздух. Схватив несчастного за шкирку, перелетела через ограду и швырнула его на траву.
  Третий, самый высокий, прошёл сквозь закрытые ворота словно призрак. 
  Что-то очень знакомое было в этой подозрительной троице. Решив понаблюдать за ними, Арахна спряталась в кустах.
  
Темные личности.
  Странная компания свернула в боковую аллею, разговаривая приглушённым шёпотом. Арахна осторожно следовала за ними.
  Куда они направляются? Она терялась в догадках. До неё долетали только обрывки фраз.
– Монсеньор, Вы сейчас в прошлое или в будущее? – почтительно мурлыкал тот, что был с хвостом.
– Си…мистеро…льяно, – невнятно прозвучало в ответ. 
– Тайна, – каркнул третий. 
– Да пусть у меня хвост отсохнет, если проболтаюсь! – мявкнул  маленький, стукнув себя лапой по груди. – Извольте заметить, что я всегда рад Вам служить.
  Из-под плаща призрака показалась рука в чёрной перчатке, унизанная драгоценными перстнями. Хвостатый ловко поймал на лету небрежно брошенную монету, сощурил жёлтые глаза и подобострастно раскланялся.
  Наконец троица остановилась возле высокого пня. 
  Это был тот самый пень, который недавно оказался на пути Арахны. Только теперь в нём зияло огромное дупло, из которого лился таинственный свет. 
  Призрак подошёл к дуплу, снял маску и обернулся.
  Золотой паук-застёжка впился в него холодными глазами.
  Сердце Арахны дрогнуло. Она узнала чёрного человека из зеркала. 
  «Это он украл мой ларец!» – молнией пронеслось у неё в голове.
  Паук заёрзал, быстро перебирая лапами.
  В тот же миг Призрак исчез в огромном дупле. Только мелькнули белые пышные кружева, расшитая золотом пола камзола и туфли с алмазными пряжками.
  Ни секунды не раздумывая, Арахна кинулась следом. 

 
Пергамент - подвал Погоня
 Арахна падала вниз по бесконечному тёмному туннелю. Перед её глазами то тут, то там мелькали разноцветные всполохи света. 
 
Призрак
  Из боковых коридоров туннеля доносились самые разные звуки: музыка, разговоры, смех, крики, стрельба, звон металла, ржание лошадей. 
– Куда я опять провалилась? Это что, новый лабиринт?!
  И тут она увидела далеко внизу, в свете вспыхивающих огней, летящего Призрака.
  Сердце Арахны громко застучало в груди. У неё перехватило дыхание, но мысли были ясными. 
– Стой, мошенник! – голос Арахны гулким эхом прокатился по глубокому туннелю.
  Призрак обернулся и, усмехнувшись, крепче прижал к себе какой-то предмет, завернутый в плащ. 
  Арахна сломя голову понеслась следом. Поравнявшись с ним, она чуть не ухватилась за край его развевающегося чёрного плаща.
– Отдавай ларец, вор-сеньор!
  Призрак ловко увернулся, метнулся вперёд и внезапно свернул в боковой коридор. Арахна стремительно пролетела мимо и потеряла его из виду.
– Снова объехал меня на кривой козе! – её голос задрожал от гнева. – Ну, погоди. Всё равно ларец будет мой!
  Арахна развернулась, чтобы снова кинуться в погоню. Но тут её плащ внезапно раскрылся, словно белый парашют, и она медленно полетела вниз по туннелю.
– Наверно, застёжка расстегнулась, – дотронувшись до плеча, Арахна досадливо поморщилась. Золотой паук исчез вместе с ключом… 
  Поболтавшись немного в воздухе, она спланировала на какую-то твёрдую поверхность.
  Головокружительный полёт прекратился.
 
<<< Предыдущая глава Следующая глава >>>
Пергамент - подвал ^ Наверх ^