Главная Об авторах Читать Оглавление Рецепты Лизы Обр. связь Отзывы

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СНЫ ЛИЗЫ КУДРЯВЦЕВОЙ О ПЕТЕРБУРГЕ

«Хочу я жить среди каналов и мостов
И выходить с тобой, Нева, из берегов.
Хочу летать я белой чайкой по утрам
И не дышать над Вашим чудом, Монферран.»
            А.Розенбаум
Лиза
Нить Времени
 Моторная лодка стремительно набирала скорость, рассекая белые волны. Лиза уверенно вела своё маленькое судно.
– Папина дочка! – восхищался Фуфа.
 Рядом с хозяйкой сидел верный пёс Яша, готовый в любую минуту прийти ей на помощь. Впереди то и дело мелькал, словно прыгающая стрелка компаса, серебристый хвост корюшки. Лоцман знал своё дело. 
 Павлин важно восседал на самом носу лодки. Петух гордо расхаживал рядом, звеня шпорами.
– Могли бы вы уже перестать загораживать собой вид на море? – поинтересовался Фуфа. Устроившись на дне лодке, он копошился в своём узелочке. – А то мы таки совсем ослепнем от вашей красоты. Глазки испортим и мотобот не увидим. 
 Белка фыркнула и переглянулась с Совой, сидевшей на Лизином плече.
 Петух наклонил голову набок и только собрался достойно ответить этой дерзкой колючке, как девочка повернула руль. Лодка развернулась под углом к волне и понеслась ещё быстрее. Волны стали перехлёстывать через борта, заливая её потоками воды.
– Ко-ко-какие волны! – закудахтал Петух и спрыгнул на дно лодки. Павлин нехотя последовал за ним.
 Белка тут же заняла их место на носу, крепко уцепилась за свёрнутый канат и стала зорко вглядываться в горизонт. 
– Вон они! – вдруг закричала она. 
 В далёкой дымке показался силуэт страшного мотобота.
– Бу-бу-бу!– всё отчётливее слышался звук его вращающихся винтов. Запахло соляркой. По воде расплывались пятна мазута. 
 Корюшка, вынырнув из воды, отдала Лизе честь на прощанье и ушла на глубину.
 На мотоботе тоже заметили погоню. Похитители с негодованием наблюдали за тем, как лёгкая и стремительная лодка приближалась к ним. В лодке сидели девчонка и разные звери. 
– Полундра! Противник сидит у нас на хвосте! – заорал Кот.
– Переводи скорее часы. Уже полночь! – каркнул Ворон. 
 Вирусач судорожно схватил мохнатыми лапами Часы Времени и стал торопливо переводить стрелки назад, бормоча волшебные слова.
 Вода вокруг мотобота забурлила, вспучилась. Крутая волна со страшной силой обрушилась на него и завертела в гигантском водовороте. 
 Сквозь вой ветра послышался жуткий хохот капитана Сигварта и грозное рычание его собаковолка.
 Яшка вскочил и залился лаем в ответ.
 Навстречу лодке понеслись огромные лохматые волны. Казалось, они сейчас разнесут её. 
– Шеф, мы пропали! Шлёпнемся в холодную воду и опустимся на дно золотыми слитками! – отчаянно закукарекал Петух.
 Вдруг из глубины водоворота потянулся тонкий, едва различимый золотой луч.
– Ура! Нить Времени! –крикнул Петух и захлопал крыльями.
– Естес-с-ственно, – важно добавил Павлин и распустил хвост.
 Белка мгновенно кинула Сове конец каната. Та поймала его клювом и ринулась к золотой нити. На лету схватила её когтями и быстро связала с канатом. 
   
Нить времени
Сова и нить времени
Лодка вслед за мотоботом полетела в гигантскую воронку. 
 Лизе стало страшно.
– Это сон, это сон…– бормотала она.
 Девочка крепко закрыла глаза и по привычке стала считать до десяти.
Пергамент - подвал Приплыли!
 Лиза услышала плеск воды о деревянный настил. Потянуло ночной свежестью. 
 Она открыла глаза. Лодка тихо покачивалась возле низкого берега. Наползал холодный туман.  
 Притихшая команда осторожно оглядывалась.
 Странно, – сказала девочка. – Почему мы в деревянной лодке?
– Брр, – поёжился Фуфа. – Как тут сыро и холодно. Хорошо, хоть ночь белая.
 И тут сквозь туман они увидели свет костра.
– Вкусненьким пахнет, – мечтательно сказал Фуфа и потянул носом. 
 Яша, не раздумывая, выпрыгнул на мокрый песок и тоже стал принюхиваться. Сглотнул голодную слюну, оглянулся и вопросительно посмотрел на хозяйку.
– Сидите здесь и ждите меня, – попросила Лиза ёжика и великолепную четвёрку из Эрмитажа. – Мы с Яшей на берегу разузнаем всё как следует.
 Она выбралась из лодки и пошла на огонёк. Яша побежал впереди.
 Оставшаяся на борту команда стала оценивающе рассматривать судно, на котором они оказались.
– Лодка узкая, длинная, – начала Белка. – Руль, багор, четыре весла…
– Это лодка верейка, – сощурила глаза Сова. 
– Естес-с-ственно, – согласился Павлин. – От английского слова wherry - лодка.
– Точно. Петр Первый одну такую верейку сам смастерил. На ней через Неву переправлялся, – затараторила Белка.
– А вот с пушечкой настоящий боевой корабль будет, – прикинул Петух, вышагивая вдоль борта. – Сможем атаковать мотобот.
– Да не морочьте мне голову, – отмахнулся от них Фуфа и принялся покрепче завязывать свой узелок. – Где этот мотобот? И куда мы на этой вашей верейке приплыли?! 
 
Лодка - Верейка
Пергамент - подвал Старый рыбак
 На берегу, возле костра, сидел старик с белой бородой и обветренным лицом. Он то и дело подкладывал сухие ветки в огонь. Языки пламени лизали подвешенный над костром закопчённый медный котелок, в котором булькала уха. 
Старый рыбак
 Лиза с Яшей подошли поближе.
– Здравствуй, дедушка, – сказала девочка. – Можно нам немножко погреться?
– Садитесь, коли пришли. Места всем хватит, – улыбнулся старик, и вокруг глаз его собрались добрые морщинки. – Озябла, чай?
 Лиза осторожно устроилась на брёвнышке, расправив полы своего белого плаща. Верный пёс улёгся у её ног. 
– Собачка у тебя знатная, – сказал старик. – Прежде таких не видывал. Ишь, лапы какие здоровые.
– Немецкая овчарка. Ещё щенок, – улыбнулась девочка. – Яшей зовут.
 Старик достал из котелка мелкую рыбёшку, очистил от костей и отдал Яше. 
– Это рыбка ряпушка. А уж для навару судака положим. 
– А можно водички? – спросила Лиза, облизывая пересохшие губы.
– Да вон её в Неве полно.
– Прямо из речки пить? – удивилась девочка.
– А то как же. Вода здесь чистая, как слеза. Видала белые бочки в городе? В них воду из Невы и развозят. В жёлтых из Фонтанки, а в зелёных из каналов. 
– Не-е, не видела, – удивлённо протянула Лиза. 
 Тем временем рыба в котелке всплыла. Старик деревянной ложкой снял пену, кинул в уху головку лука, посолил и поперчил. Достал из котомки краюху ржаного хлеба, разломил её и протянул Лизе горбушку. Затем разлил в деревянные миски ароматную, пахнущую костром уху. Положил в них большие куски рыбы. Одну миску отдал девочке, вторую оставил себе.
– Ммм, объеденье! Никогда не ела такой вкуснятины, – похвалила Лиза уху. 
 И с видом знатока добавила:
– Сегодня, наверно, богатый улов. 
 Старик бережно собрал хлебные крошки в ладонь и отправил их в рот. 
– Нынче у нас с тобой рыбацкая ушица, тройная. А для царской ухи тоже рыбы хватает. В Неве и лосось, и сиг, и судак водится. Даже осётр попадается. С моря идёт на нерест через Неву и Ладогу. Щук полно. Про леща да плотву уж не говорю. Сейчас корюшка идёт. 
– Вот рыбакам работы!
– Город наш молодой, растёт быстро. Давеча велел царь Пётр меж речками Мурзинкой да Славянкой двести семей рыбаков поселить. Чтобы народ рыбой кормили. Дали им землю, и построили они Рыбную слободу. Её ещё Рыбацкой называют.
– Метро такое ешть, штанция Рыбацкое, – прошамкала Лиза с полным ртом.
– Ешь, ешь, не спеши, – кивнул головой дед. – Ты, милая, кушай, и сказ мой слушай. Сама знаешь, Город наш морской, в реках да каналах корабли да лодки. Вот и внучок мой, Алёшка, в гардемарины подался. На флоте хочет служить дружок твой, Лизавета. 
 Лизавета?!! 
 Откуда дедушка её знает? И что за дружок Алёшка?
 Девочка растерянно облизала ложку. Машинально открыла сумочку, достала носовой платок и стала его теребить. Из платка выпала старая монета и покатилась под ноги старику. Тот поднял её и поднёс поближе к огню, чтобы рассмотреть. Его седые брови удивлённо поползли вверх.
– Поди-ка ты, вернулась Алёшкина монета! Вот и щербинка с краю. Ведь это оберег наш, от всяких бед хранит. Уж сколь веков передаём её от отца к сыну. Вот обрадуется малец! Где же он её потерял-то?
 Лиза пожала плечами.
– Не знаю, мне её Яша принёс.
– Ай да умница собачка, – растроганно сказал старик и повернулся к Лизе. – А ты никак на ассамблее царской была? Ишь, какая нарядная, сразу и не признать. Для машкерада нарядилась?
– Ну да, маскарады я люблю, – согласилась Лиза и облизала ложку. – А скажи, дедушка, ты не видел на реке мотобот?
– Как же, видал. Ботик нынче аккурат в Кроншлот направился. 
– А был ли мальчик на нём? 
– Знамо дело, был, да не один, – подтвердил дед и улыбнулся. –  Пошто тебя-то одну батюшка отпустил? Ступай назад скорее, покуда он не хватился. 
 Девочка вежливо попрощалась. Конечно, дедушка принял её за какую-то другую Лизу. Он вообще всё путает. Старенький ведь уже. Ещё царя помнит.



Пергамент - подвал Домик на берегу
 Вернувшись в лодку, Лиза доложила команде о своей встрече со старым рыбаком.
– Значит, мы всё-таки попали в петровское время! – ликующе воскликнул Петух. – Ловко за нитку Времени ухватились. 
– Как петровское? За какую нитку?! Я хочу домой! – заныла Лиза, готовая заплакать.
 И сердито повторила услышанную где–то фразу:
– Не хочу торчать здесь до пенсии! 
 Яша тут же заскулил, подвывая хозяйке. Он тоже не хотел встретить свою собачью старость вдали от родной будки.
– Да мы враз сейчас… – встрепенулся Петух, расправляя крылья.
– Сейчас о ночлеге надо подумать, – перебила его Белка.
 Павлин согласно кивнул. 
– Ниже по течению реки на самом берегу есть небольшой домик, – спокойно заметила Сова. Я уже слетала на разведку.
– Спать очень хочется, – устало сказала Лиза и потёрла глаза. Она еле стояла на ногах.
 Яша отыскал конец каната, привязанного к носу лодки. Оттолкнул лодку от берега, и она медленно поплыла по течению. Сам он побрёл рядом вдоль берега, держа канат в зубах. 
 Вскоре из тумана показался маленький домик с высокой крышей. Он был добротный, срубленный из сосновых бревен. Широкие окна были закрыты крепкими ставнями.  
Домик Петра
 
 Яша подтащил лодку к деревянному причалу. 
 Путешественники выбрались на берег и подошли к домику. Обошли его и громко постучались в массивную дверь. Им никто не ответил.
– Может, все спят? – забеспокоилась Лиза.
– Так стучим, что могли бы и проснуться, – усмехнулся Петух, звякнув золотыми шпорами.
– Гости мы незваные–непрошеные, – засомневалась Сова. – И вообще это неприлично – ночью вламываться в чужой дом. 
– Ну таки не скажите. Мы только немножко спросим, для интереса. Может, хозяева и переночевать пустят, – предложил Фуфа, боязливо поёживаясь.
– Хозяев, наверное, дома нет, – предположила Белка.
– Естес-с-ственно, – согласился Павлин, отряхивая мокрый песок со своих пышных перьев. 
 Лиза взялась за затейливую дверную ручку и осторожно приоткрыла дверь.

                          

 
Дверная ручка
 Путники оказались в крошечных сенях с низким потолком. В полумраке они с трудом  различили две деревянные двери, справа и слева. Лиза вытащила из сумочки фонарик и открыла левую дверь. 
 Они очутились в небольшой комнате. Там никого не было. Посередине комнаты стоял стол. Свет фонарика выхватил из темноты зеркало на стене и отразился в медной посуде.  
– Для Лизы есть маленькая спаленка, – доложила Белка, успевшая обежать почти весь домик.  
 Она проводила девочку в крошечную соседнюю комнатку. Та устало опустилась на скамейку, стоявшую у стенки. Положила под голову свою сумочку и завернулась в плащ. Глаза её слипались.
 «И где же этот Тёма?» – успела подумать Лиза и тотчас крепко заснула. 
 Яша, надёжный защитник своей хозяйки, растянулся рядом на полу. Он прислушивался к ровному дыханию девочки и охранял её сон.
 
Яша охраняет сон Лизы
 Фуфа, стараясь не стучать коготками по полу, вернулся в столовую.
– Утро вечера мудренее, – сказал он, заботливо поглядывая на свой узелок с припасами. Пофыркав, посопев и немного повозившись в темноте, ёжик свернулся в клубочек в уголке.
– Ну, а мы, часовые, по очереди в ночном дозоре будем, – сказала Белка, обращаясь к своим эрмитажным друзьям. – Мало ли что. Будем наблюдать.
 Сова сразу взлетела на спинку стула, первой заступая на дежурство.
– Держи ухо востро, – напутствовала её Белка.   
Сова на стуле
– Ух… у-гу, – согласно проухала та, хлопая круглыми глазами.  
 Она стала крутить головой, наклоняя её то в одну, то в другую сторону и чутко вслушиваясь в ночные звуки и шорохи. 
 Ведь ночь была её время.
 
Пергамент - подвал Пиратский корабль-призрак
 Где-то пронзительно кричала чайка. Тёма потянулся, не открывая глаз. Какая чушь ему приснилась! Хорошо, что сегодня выходной. Можно поваляться. Все приятели ещё дрыхнут, даже айфон не пищит. Сейчас мама позовёт завтракать. Обещала торт испечь.
 Но мама долго не звала. И пахло не свежей выпечкой, а гнилым деревом и плесенью. Кровать почему-то медленно покачивалась, то поднимаясь, то опускаясь. Что-то звякало и скрипело по углам. Слышался странный шорох, как будто волны бились о деревянные борта корабля…
 Мальчик с трудом открыл глаза и сразу зажмурился. Он долго не мог сообразить, куда попал. Как он оказался в старой каюте, в гамаке из парусины? 
 Косые лучи солнца с трудом проникали через мутное решётчатое окно. Все вокруг было мрачное и в паутине.
 Тёма нашарил в рюкзаке телефон. Включил дисплей и тоскливо посмотрел на надпись в левом верхнем углу «нет сети».
 Он откинул рваное одеяло и вскочил, чуть не ударившись головой о тёмный дощатый потолок. 
 Откуда-то сверху послышалась торжественно-мрачная музыка органа. 
 Мальчик почувствовал, как закачался пол, уходя у него из-под ног. Предательски задрожали коленки. По спине побежали мурашки. 
 Держась за стенку, Тёма добрался до окна. Всюду была видна только вода. Над ней поднимался призрачный, клочковатый туман. 
– Ничего страшного. Просто такой квест, – неуверенно успокаивал он себя, быстренько надевая рюкзак. – Это Вир всё так круто замутил.
 Мальчик попытался открыть дверь каюты, но она не поддалась. Если это квест, надо искать подсказки! 
 Тёма лихорадочно оглянулся. 
 В покосившемся шкафу за стеклом, покрытом паутиной, виднелись непонятные металлические приборы, потемневшие от времени. 
 Тёма взял в руки один из них. Он был похож то ли на компас, то ли на часы с одной большой стрелкой в виде пиратской сабли. Как мальчик ни крутил его, сабля криво указывала на рассохшийся деревянный стол, привинченный к полу.
 Он подошёл к столу. Музыка зазвучала громче.
 Там стоял серебряный подсвечник с огарком свечи, а рядом чернильница в форме черепа. Чернила в ней давно высохли, лишь на дне валялись засохшие мухи. Вокруг в беспорядке были разбросаны пожелтевшие морские карты и огрызки грязных карандашей.
 Тёма быстро смахнул с карт толстый слой пыли и стал их рассматривать. 
 Музыка звучала уже угрожающе. 
 На картах были неизвестные острова, помеченные крестиками. Их окружали моря и океаны. По ним плыли нарисованные парусные корабли и разные морские чудовища. 
 Вдруг он наткнулся на выцветшую надпись:
 «Вспомни первую букву имени того, с кем виделся последним. Её место в алфавите по счёту – число полных лет его. Начертай ту букву на двери, и она откроется». 
– Ммм, так… там была эта девчонка – сказочница, – забормотал мальчик. – Лиза её звали. Значит, буква Л…
 Шевеля губами, он стал загибать пальцы. Музыка оглушала, не давала думать. 
– Ага, на тринадцатом месте в алфавите. Ей что, 13 лет?! Она, конечно, дылда, но ей ещё и семи нет. А шестая буква…Е. Точно, Елизавета!
 Он схватил огрызок карандаша, бросился к двери и криво написал на ней букву Е.
 Музыка оборвалась. В мёртвой тишине раздался стук упавшего замка, и дверь открылась. 
 Тёма осторожно выбрался на полусгнившую палубу. На ней валялись старые разбитые фонари, оловянные кружки, оборванные снасти и ржавые цепи, прикреплённые к пушкам. Корпус обветшалого корабля оброс ракушками. С покосившихся мачт свисали водоросли. Ветер трепал клочья чёрных парусов. 
 Не было видно ни одной живой души. Ни капитана, ни команды. 
– Настоящий «Летучий голландец», – прошептал обомлевший Тёма. 
 Это уже был не ржавый мотобот, а легендарный заколдованный корабль-призрак, что обречён вечно скитаться по морям-океанам, сражаясь со штормами. Он никак не может пристать к берегу. Лишь раз в десять лет его капитан сходит на берег, пытаясь снять проклятье с корабля. 
 Внезапно корабль сильно качнуло. Стоявшие на корме старые бочки упали и покатились прямо на мальчика. Увернувшись, он поскользнулся на мокрых осклизлых досках и упал, больно ударившись о потёртый угол какого-то сундука. 
 Одна из бочек ударилась о трухлявый ящик, стоявший возле пушки. Оттуда выкатились чугунные пушечные ядра. Натыкаясь друг на друга, они сбились в кучу и завалили вход в трюм.
 Раздался такой шум, словно сотни маленьких крыльев бились о стены.
– Мяу-у-у! Кра-кра! Пи-пи-и-и! – вопил кто-то в трюме на разные голоса, визжал, шипел и царапал когтями. 
 «Ловушки!» – вихрем пронеслось в голове у мальчика. – Не хватало ещё оказаться в плену у пиратов-призраков и встретиться с их прОклятым капитаном…
 Не помня себя от страха, он попытался залезть в сундук, окованный железом, но тот оказался крепко заперт. 
 И тут из стен кают и палубных досок полезли костлявые, бледно-серые призраки в лохмотьях. На трясущихся полусогнутых ногах они медленно приближались к мальчику и тянули к нему дрожащие руки. 
Тёма на Летучем Голландце
– Надо с этой заброшки быстрее смываться, пока они все не повылезали! 
 И тут на капитанском мостике сквозь туман проступила высокая мрачная фигура, закутанная в чёрный плащ. Это был страшный капитан Сигвард со своей огромной собакой, похожей на волка. Она оскалила пасть и припала на передние лапы, готовясь к прыжку.
– Что-то мне здесь жутковато, совсем крипо́во, – прошептал Тёма, вытирая взмокший лоб. 
 Сигварт круто повернул штурвал. Корабль снова сильно качнуло. Мальчик упал на сундук и изо всех сил вцепился в крышку. Тот поехал по палубе, ударился о полуразрушенный борт корабля и проломил его. 
Корабль-Призрак
– Бух! – сундук тяжело плюхнулся в воду, подняв сноп брызг, и закачался на волнах. Тёма едва удержался на нём.
 Вокруг корабля появилось странное свечение. Он медленно растворился в туманной дымке белой ночи. 
 Мальчик поправил рюкзак за спиной, лёг на живот и стал изо всех сил грести руками в сторону тонкой полоски берега, видневшейся вдалеке.


  
<<< Предыдущая глава
Пергамент - подвал ^ Наверх ^