Главная Об авторах Читать Оглавление Рецепты Лизы Обр. связь Отзывы

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СНЫ ЛИЗЫ КУДРЯВЦЕВОЙ О ПЕТЕРБУРГЕ

«И венцом золотым устремляется ввысь
Гордость и красота всероссийского флота...
Это так хорошо, что мы здесь родились,
Здесь живем и умрем. Ах, спасибо Вам, Петр!»
            А.Розенбаум
Лиза
Чёрная книга или древний поисковик
 Старуха решительно шагала по извилистой тропинке в сторону дуба. 
– Что за край! – ворчала она, поглядывая на молочно-белое небо. – Сколько по лесу идёшь, ночь ли, день – не разберёшь.
 Среди серебристых осин и белеющих берёз самозабвенно заливались соловьи. Им в такт ухал старый филин, прячась в ветвях седой ели. Арахна заслушалась.
– Просто лесной концерт «Звёзды белых ночей», – усмехнулась Арахна и громко зааплодировала. 
– Шшш, не меш-ш-шай слуш-ш-шать, – зашелестел лес.
 Наконец она добралась до лесной опушки, на которой рос тот самый дуб. Обернулась, не идёт ли кто следом. Никого рядом не было, только длиннохвостая сорока сидела на дубовой ветке и чистила перья. 
 Старуха осторожно пошарила в дупле и нащупала свою добычу под прошлогодней листвой. Это была старинная книга в потёртом чёрном переплёте. Арахна долго её разглядывала.
– А ведь я видела её во сне, на Елагином острове, – вспомнила она. – Вот сейчас и узнаем, что там за страшные тайны. 
 Старуха попыталась открыть книгу, но не тут-то было. Что только она с ней ни делала: царапала ногтями, пробовала на зуб, стучала ею по дубу… Книга не поддавалась.
 Устав, старуха присела отдохнуть.
 «Почему мне её не открыть?» – раздумывала она.
 И тут по книге скользнул серебряный луч. Арахна подняла голову… 
 С неба ей улыбался верный друг Лунасик. 
 На обложке замерцали странные знаки и магические фигуры. Они сложились в слово.
– Hello! Привет! – прочитала Арахна.
 Это приветствие повторилось на нескольких языках. Хвала Посейдону, она поняла их все. Выбрала всё-таки родной, греческий. 
 Затем на обложке появился отпечаток пальца и команда:
 Приложи палец сюда.
 Старуха вытерла руки о подол плаща и ткнула пальцем в отпечаток.
 Замелькали строки:
Арахна из Лидии. 
 Дата рождения: V век до нашей эры. 
 Профессия: пряха-ткачиха.
 Девиз: Победа любой ценой. 
 Характер: Волевая и решительная. Готова соревноваться с кем угодно. Ловко плетёт ковры и интриги.
 Геолокация: Берег Ладожского озера, Волшебный лес.
 Снова замерцали непонятные знаки. Наконец они сложились в слова:
ДОПУСК В МИР Чёрной Магии ПОЛУЧЕН.
 Книга бесшумно раскрылась. На титульном листе было витиевато выведено:
 Вечная книга запретных тайных знаний
 (Записки чернокнижника-чародея) 
 Чем я могу тебе помочь?
– Нужен совет, – сказала Арахна, перелистнула страницу и тут же прочла:
 Советы на всякие случаи жизни
 Ниже был список популярных запросов. Она быстро пробежала их глазами.
– Как разбогатеть, ничего не делая… стр. 3
– Как похудеть за день, вкушая всё, что хочешь… стр. 13
– Как использовать друзей и врагов в своих целях… стр. 33
– Как сделать лизуна в домашних условиях… стр. 133
– Какого-такого лизуна? Что за зверь такой? – удивилась Арахна и принялась читать дальше.
– Как соткать лучший в мире ковёр своими руками… стр. 333
 Арахна отмахнулась. Это она и так умеет. 
– Как исполнить заветное желание… стр. 1333
 Вот это было то, что надо! 
 Арахна стала быстро перелистывать страницы. Отыскав нужную, она прочла:
 Загадайте желание (желательно поскромнее) и чётко произнесите его вслух.
– Снять заклятие Афины! – крикнула Арахна. 
 Сорока, что чистила перья и с любопытством поглядывала на странную старуху, чуть не упала с дуба. Застрекотав и громко хлопая крыльями, она помчалась разносить на хвосте сенсационную новость. В их лесу появилась чужеземная колдунья! 
 Тем временем Книга стала посвящать новую «ученицу» в тонкости магии. 
 Для начала возьми:
        - зеркало волшебное   - 1шт.
        - палочку-выручалочку - 1шт.
        - камень философский  - 100 гр
– Для чего мне это всё?
 Придёт время – узнаешь.
– Давай по делу. Как проклятье-то снять? – торопила книгу Арахна.
 Та продолжала:
 Способ № 1
 Победить Афину в бою. (Справка: она непобедима.)
 Способ №2
 Заставить Афину признать, что она была неправа. (Справка: возможно, но маловероятно)
 Конечно, Арахна хотела выбрать бой, но, поразмыслив, остановилась на втором варианте. 
 «Если выбран способ №2, то надо сначала найти… клад.
 Арахна рассердилась не на шутку. Час от часу не легче! Тогда она ткнула пальцем в правый верхний угол страницы, где высветилось слово «Помощь».
 И тут же прочла:
 Клад близ моря-океяна, возле острова Буяна, на реке широкой, быстрой и глубокой. Спрятан клад в ларце, но не во дворце. То не серебро, не злато, для того, чтоб стать богатым. Там лишь камень бел-горюч, что ко всем желаньям ключ. Кто до камня того дотронется, тот могучей силой наполнится. Клад сей дева стережёт, что у крепости живёт. Ходит в шлеме и с мечом, и враги ей нипочём.
– Ну, это мы ещё посмотрим, как ей будет нипочём, – с угрозой проворчала Арахна. – И почему ключ бел-горюч? Ты что, книга, туману напускаешь!
 Её тотчас окутало облако густого тумана, из которого с бодрым чириканьем выпорхнула стая воробьёв.
 Когда туман рассеялся, книга оказалась раскрытой на странице с поговоркой:
 «Слово - не воробей, вылетит - не поймаешь»
– Ладно-ладно, – примирительно сказала Арахна. – Давай про клад. 
 Буквы поговорки разбежались по странице в разные стороны, словно актёры по сцене, и сложились в другой текст:
 Нужен план, где спрятан клад. Два листа найди подряд. 
 Один светлая девочка снесёт во дворец золотым птицам. 
 Другой сыщет салага - отрок со старой монетой. А к нему приведёт школяр, что всё время играет с надкушенным яблоком.
– Дай точные приметы! – возмутилась Арахна.
 Книга тотчас отреагировала.
 Приметы: Птицы поют к дождю. Красный закат к ветру. Найти монету к удаче.
– Да ну тебя! – Арахна перевернула страницу и увидела две большие латинские буквы:
 NB!
– Это значит «Nota Bene» (Но́та Бе́не) – заметь хорошо, – насторожилась она. – Надо на что-то обратить особое внимание. 
 В самом низу страницы появилось примечание, написанное очень мелким шрифтом: 
 * Желание исполняется раз в сто лет, в день, когда Богатырь сотворил Город.
 ** Ларец могут открыть только детские руки.


 
Пергамент - подвал Волшебное зеркало
 – Какие ещё девчонки-мальчонки с огрызками яблок! – возмутилась Арахна. – Почему ларец только в детские руки даётся?
 А ведь и правда! Во сне она получила его, когда была молоденькой девчонкой.
– Ну, с чего же начнём? – обратилась Арахна к книге. – Давай с зеркала, что ли.
 Книга зашелестела страницами. Показалась строка «Как сделать волшебное зеркало». 
 Способ № 1
 Возьми любое зеркало и прочитай заклинание.
 Способ № 2
 Если зеркала нет, просто посмотри в воду и прочитай заклинание.
 Арахна подошла к ручейку, что журчал неподалёку, и оценивающе оглядела его.
– Какое зеркало получится из этой жалкой струйки?
– Читай уже быстрее заклинание! – недовольно забулькал ручей. – А то убегу.
 Арахна уткнулась в книгу и забормотала:
– Застынь, вода, стань стеклом навсегда. Арге́нтум, родись, аква спе́кулум, явись!
 Ручей замер. В гладком зеркале воды отразилось бледное ночное небо. Поднялся серебряный туман. Когда он рассеялся, в руке Арахны оказалось серебряное зеркальце.
 
  Оттуда на неё смотрела старушенция в белом потрёпанном плаще. 
– Ну и страхолюдина я в этом зеркале, – вздохнула она.
 Её отражение тоже вздохнуло. 
– Неча на зеркало пенять, коли рожа крива, – прозвучал ехидный голос.
 Старуха оглянулась. Вокруг никого не было. Только её отражение скорчило гримасу.
– Это ты мне?! – изумрудные глаза Арахны округлились от удивления.
– А кто тебе ещё правду скажет?! – огрызнулось зеркало. 
 Потом примирительно сказало:
– Вот что. Тебе надо переодеться. Греческое сейчас не в моде.
 И тут Арахна увидела в зеркале, как на ней с огромной скоростью меняются наряды. 
 
Зеркальце
Slide 1 Slide 2 Slide 3 Slide 4 Slide 5 Slide 6
 У неё зарябило в глазах
– Стоп! – крикнула она.
 Мелькание прекратилось. Теперь на неё кокетливо смотрела сгорбленная старуха в леопардовой футболке с надписью «I love myself ». На её левое плечо была лихо наброшена джинсовая куртка. На голове красовалась кепка со сверкающими стразами, из-под которой торчали во все стороны седые космы. Глаза прикрывали очки с затемнёнными стёклами. На тощей морщинистой шее болталась массивная цепь с рельефными буквами DG. Наряд дополняли кожаные шорты, колготки в сеточку и… греческие сандалии.
 Зеркало погрузилось в задумчивость и затем вынесло суровый модный приговор.
– М-м-м-да-а-а… Ну, мы же не дикари какие, чтобы так наряжаться. Всё-таки на дворе 18 век. Одеваться надо по-современному.
 Оно снова покрылось рябью, потом показало крестьянскую избу. На пороге стояла молодая женщина. На ней была длинная юбка, из-под которой виднелись новенькие лапти, кофта с широкими рукавами и фартук с большими карманами. Голову покрывал цветастый платок. 
 На Арахну дождём посыпались дубовые листья. Через мгновение зеркало отразило её в образе опрятной старушки в такой же крестьянской одежде. Только на голове у неё красовался платок с греческим орнаментом, а на ногах были… всё те же сандалии.
 Зеркало прокашлялось и пробубнило:
– Ну, как-то так.
 Арахна спрятала книгу в карман и с наивным видом спросила:
– Ты всё-всё можешь показать?
– Всё, что делается на белом свете, – гордо ответило зеркало.
– А где спрятан ларец, можешь показать?!
– Много будешь знать, скоро состаришься, – отрезало зеркало.
 Старуха со злостью сунула его в карман и спрятала под платок седые волосы.
– Что мне надо, сама найду.

 
Пергамент - подвал Найдёныш
 Тропинка, по которой возвращалась Арахна, извивалась по краю топкого болота.
 Над ним медленно поднимался липкий туман. 
– Ква-а-а, ква-а-а, ква-савица! – перебивая друг друга, выводили майские лягушки. 
 С тайной надеждой Арахна быстро глянула в зеркало. Но на неё смотрела всё та же древняя старуха. 
 
Лягушка
 Зеркало тоненько хихикнуло и отразило лягушку, сидевшую на большом листе кувшинки. Она нацепила на голову болотную лилию как корону, воображая себя царевной. Лягушка выпучила глаза и даже раздулась от важности, слушая похвалы подруг. Даже мошек и комаров, которые тучами плясали вокруг, она ловила с царским достоинством. 
– Хлоп-хлоп, чавк-чавк, – то и дело слышалось на лягушачьем пиру. 
 Старуха устало сунула зеркало в карман и пошла дальше.
– Ох, ох... – едва слышно донеслось из-за высокой моховой кочки. 
 Арахна подошла ближе и осторожно раздвинула метёлки камыша…
 В блестящей болотной жиже барахтался крохотный паучок. Он судорожно цеплялся передними лапами за пучки мокрой травы. От страха его бесцветные глаза вылезли из орбит.
 Болото чавкало, причмокивало, булькало, готовясь его проглотить.
– Спаси…помо… – захлёбывался он.
 Арахна отломила нависшую над болотом ветку дерева и протянула паучку. 
– Вот тебе палка-выручалка, держись.
Паук в болоте
 Дрожащий и испуганный, он ухватился за ветку и вмиг оказался у ног старухи. С него клочьями сползала зелёная болотная тина. 
– Спасибо, бабушка, – плаксивым голосом пропищал паучок. Прижавшись к её сандалиям, он усиленно тёр лапами глаза.
– Тоже мне, внучок нашёлся, – фыркнула Арахна, но её окаменевшее сердце дрогнуло.
 Его захлестнула волна жалости к этому несчастному, никому не нужному существу. 
 Старуха подобрала найдёныша.
– Ладно, сгодишься на что-нибудь. Будешь с нами жить в избушке. В тесноте, да не в обиде. 


 
Пергамент - подвал Тем временем в избушке
 Как только Арахна вышла за порог, Кот смахнул притворную слезу и помахал ей вслед платком. И вдруг вытаращил глаза от ужаса.
 Из-под ткацкого станка стали выползать пауки: большие и маленькие, молодые и старые. 
– Кого это бабка в пауков напревращала?! – прошептал он и судорожно ощупал свою мягкую шкурку.
 На самом деле пауки давным – давно обосновались в избушке и считали её своим домом.
 Вперёд степенно выступил паучок-старичок в шерстяной жилетке.
– Добро пожаловать, гости дорогие. Будьте как дома, – сказал он, обращаясь к Ворону, как к самому старшему. 
 Нахмурив седые брови, тот молча крутил на пальце перстень с печаткой.
– А мы везде как у себя дома, – нагло ответил Кот и отправился обнюхивать все углы. Вымазался сажей из печки, залез на подоконник и прыгнул на полку с посудой. Поочерёдно заглянул во все миски и сунул нос в самый большой глиняный горшок. 
– Ой-ой-о-о-ой! – вдруг завопил он и вместе с горшком полетел вниз. По дороге сорвал верёвку с сушёными травами и… бухнулся в бочку с водой.
 Ударившись о край бочки, горшок разлетелся на кусочки. Из него вылетела сердитая разбуженная оса. Кот, закрыв лапой свой укушенный нос, нырнул в воду с головой. Покружившись над бочкой, оса с недовольным жужжанием вылетела в окно.
 
Оса
– Не мути воду! – сердито бросил Ворон.
 Он не сводил глаз с летучих мышей и, казалось, хотел прочитать их мысли.
 Вожак подал неслышную команду ультразвуком своему отряду. Мыши разом придвинулись друг к другу, образовав плотную шеренгу. Дисциплина в отряде была железная.
 Кот выбрался из бочки и отряхнулся так, что брызги полетели во все стороны. Нос его покраснел и распух, а с ушей свисали пучки размокших трав.
 
Кот в кувшине
 Пауки в ужасе попрятались кто куда. 
 Мышонок с розовым брюшком высунул любопытный носик из-под маминого крыла.
– Маменька, котик такой потешный, как Петрушка на ярмарке, – восторженно пискнул он.
 Кошачьи глаза сердито сверкнули как два жёлтых фонарика.
 Завернувшись в Лизаветин платок как в одеяло, Кот запрыгнул на ткацкий станок и придвинулся поближе к Ворону. 
– Сэр, мы тут с лап сбились по лесу шнырявши, Книгу искавши, – зашептал он Ворону в самое ухо. – А её точно эти ушастые припрятали в своё потайное место. Предлагаю свой план действий.
 Мы за ними проследим, глупых мышек победим. 
 Книгу надо нам вернуть, а старуху обмануть.
 Ворон брезгливо отодвинулся. Вот неймётся этому неутомимому искателю приключений!
– Мы слово дали, – напомнил он. – Ты сегодня совсем с головой не дружишь.
– Слово дали, слово взяли, – пожал плечами Кот и протяжно зевнул. – Что-то бабки давно не видно. Может, в болото провалилась?
 Только он это ляпнул, как дверь избушки заскрипела и на пороге появилась Арахна.
 Кот тут же спрыгнул со станка ей навстречу.
– Только Вас вспоминали, долго жить будете, – замурлыкал он. – Мы уж заждались. Думаем, где её… а Вы, оказывается, имидж меняли. Какой приятный сюрприз!
– Будет вам сюрприз, – проворчала старуха и положила на пол возле печки паучка.
– Прошу любить и жаловать. Это… мой... внук, – сказала она, сама не зная почему. 
 Повисла напряжённая тишина. Все уставились на новоявленного родственничка.
 Паучок был маленький и облезлый. Он испуганно озирался по сторонам. Его бесцветные глазки перебегали с одного на другого обитателя избушки. 
– Бе-е-дненький, – жалостливо пискнул самый маленький мышонок с розовым брюшком.
– Разгильдяй. Дисциплину не разумеет. Внешний вид не по уставу, – критично заметил вожак.
– Заморыш, – презрительно фыркнул Кот и зажал лапой нос. На какой помойке бабка его нашла?!
Найдёныш
 Ворон не удостоил «внучонка» даже взглядом.
 Дрожащий, хромой на четыре лапы из восьми, тот угрюмо поплёлся в самый тёмный угол. 
 Забился в узкую щель между досками. Своими бесцветными холодными глазами стал наблюдать оттуда за всеми.
– Смейтесь, – злобно прошипел он. – Ещё прислуживать мне рады будете. Всё припомню и отомщу.
 А пока найдёныш решил затаиться и ждать своего часа. 
– Ну вот, все и собрались. Теперь начнётся… – зловеще проскрипела избушка. Или это ветер захлопнул ставни?


 
Пергамент - подвал Всему своё время
 Стала Арахна жить в ветхой избушке возле топкого болота. Затаилась она, выжидая своего часа. Ждала, когда отыщется карта и укажет ей, где спрятан ларец. 
Волшебная Клюка
  А в ларце том хранится бел-горюч камень, что заветное желание раз в сто лет исполняет. 
 Как зеницу ока, берегла она волшебное зеркало и палку-выручалку. Зеркало всегда носила с собой в кармане передника. Палку превратила в клюку, с которой не расставалась. 
 Однажды тёмной безлунной ночью открыла ей Колдовская книга тайну, как получить ещё один заветный предмет - философский камень. Многие века учёные-алхимики пытались его найти. Считалось, что он и жизнь продлевает, и разные металлы в золото превращает. 
 Велела книга Арахне принести с берега Ладоги песок. Поколдовала над ним старуха, произнесла заклинания. Задымился песок, зашипел, рассыпался золотыми искрами и… погас. С виду песок как песок.
 Насыпала она его в песочные часы. Поставила их на самое видное место. Поди догадайся, что это и есть философский камень! 
  
Песочные часы
 Каждый год, в день Города, она часы переворачивала. Песок пересыпался, и время в избушке как будто останавливалось. Годы шли, а её обитатели не старели, жили себе да поживали. Только Арахна по-прежнему оставалась старухой, а каждый девятнадцатый лунный день превращалась в страшную паучиху. И всё мечтала избавиться от проклятия Афины. 
– Когда же сыщется эта карта? – допытывалась Арахна у зеркала. – Хоть бы один из тех двух листов отыскать!
– Всему своё время, – сонно бормотало в ответ зеркало. 
 Арахна только вздыхала, вспоминая эту мудрую надпись на стене Дельфийского храма.

Пергамент - подвал Болотная старуха
 Пока суд да дело, решила Арахна стать болотной колдуньей. Сушила дурман-траву и коренья, варила из них всякие зелья. Разучивала заговоры да заклинания чёрной магии. 
 Дурная слава о ней быстро распространялась. Потянулись к ней недобрые люди, желавшие зла ближним. Таких во все времена хватало. Щедро оплачивали они старухе её услуги. 
 Радовалась Арахна, что много людей злых да чёрствых, и сердца у них холодные.
– Что их жалеть, – рассуждала она. – Приходят ко мне из зависти да из ревности. Или тёплое местечко получить. За деньги на любое предательство пойдут. И Афину продадут, и ворота в крепость откроют. Всё у них продаётся и покупается. 
– Каждый видит и слышит то, что хочет, – пожимал плечами Ворон. – Не все продаются.
– Ой, да ладно, все, конечно, – махал лапой Кот. – Всё дело в цене. 
 Годы шли. Со всего царства-государства собирались на берега Невы мастеровые и работные люди. Город-крепость, воздвигнутый чудо-богатырём, рос и расцветал. И призвал царь Пётр на его защиту сразу двух покровителей, Афину с Посейдоном. Стали вместе они охранять любимое царское детище на суше и на море. Хотя особой дружбы между ними не было.
 Арахна изредка заявлялась в Город, бродила по рынку, слушала разговоры да людские пересуды. Пыталась узнать, где же тот дворец с золотыми птицами? Заодно присматривалась к мальчишкам: не играет ли какой из них покусанным яблоком?
 В Городе появилась примета: коли увидишь на рынке болотную старуху, оставлявшую мокрые следы, жди наводнения.
Болотная старуха
 Не знали они про её старинное знакомство с самим Посейдоном. Хорошо изучив его вспыльчивый характер, Арахна ловко натравливала его на Афину.
– Только ты, о синекудрый красавец, достоин быть главным и единственным покровителем Города, – нашёптывала она ему.
 Сама сочиняла для него сплетни. Мол, не все хотят видеть защитником Города «дряхлую кильку с синей бородой и вилкой в руке». Желают только девицу молодую, Афину боевую. 
 Вспыхнет гневом Посейдон, стукнет трезубцем, поднимет волну - вот тебе и наводнение. 
– Всё-таки на Посейдона надейся, а сама не плошай, – вздыхала Арахна, покрепче прижимая к себе Колдовскую книгу.
 А дворцов в Городе становилось всё больше и больше. В каждый из них засылала Арахна своих шпионов-пауков. Наконец доложили они ей, что золотые птицы появились в Зимнем дворце.
 Осталось дождаться светлую девочку с картой и найти школьника с яблоком.
 
Пергамент - подвал Преемник
 В избушке найдёныш облюбовал для себя тёмный, захламлённый чулан. Паучонку было уютно среди пыльных, покрытых паутиной старых вещей. Там он, лопаясь от зависти и злости, строил свои каверзные планы. 
 Постепенно маленький и жалкий паучок отъелся и превратился в лоснящегося, наглого, уверенного в себе Чёрного Паука. Он втёрся в доверие к Арахне и был назначен её преемником. 
 Когда появилась волшебная страна Интернет, понял Чёрный Паук, что пробил его час. Выклянчил он у старухи подаренный кем-то из посетителей ноутбук. Поставил в тёмный угол чулана на покосившийся табурет и осторожно включил. Экран монитора таинственно засветился, и довольный Паук потёр мохнатые лапы.
 Освоив новую технику, каждый день переселялся он из тёмного чулана в новую виртуальную страну. Развлекался мелкими пакостями. Залезал в чужие компьютеры, использовал хитрые шифры, ломал чужие коды, воровал секреты и деньги со счетов. 
 Со временем этого ему стало мало. Размечтался Паук о великом богатстве. 
– Спрячу его так, что никто не найдёт. Через секретных агентов, да по всему миру. А не как эта бабка, которая всё в сундук складывает.
 Тоже мне наследство. То ли дело Колдовская книга! Да Ворон с неё красного глаза не спускает, и Кот давно на неё свой жёлтый глаз положил.
 Как-то раз, когда старуха была в хорошем настроении, Чёрный Паук осторожно завёл с ней разговор:
– Бабушка, пауки-шпионы у тебя есть повсюду, кроме Интернета. Что, если и туда таких же заслать, только виртуальных? Они много полезных сведений для тебя добудут. 
 Арахна подумала и согласилась. Посоветовавшись с Колдовской книгой, создала она армию пауков-компьютерных вирусов и назначила преемника главнокомандующим. Вскоре он стал известен в Интернете под ником Вирусач, опасный и могущественный.
 Никто из обитателей избушки даже представить себе не мог, какое страшное зло созрело в старом чулане.
 Однажды вечером, быстро пробежав лапами по клавиатуре, Вирусач создал себе ещё одну новую аватарку. Горделиво посмотрел на образ красавца-силача с накачанными мышцами.
 Он любил размышлять вслух и похваляться. 
– Старухе надо с Афиной поквитаться и людишек за их чёрствость наказать, только и всего. Не хочет быть пауком, хочет снова стать человеком.
 А бездушных людишек за их чёрствость наказать, только и всего. 
 Мне же надо их своей воле подчинить, запутать мысли в чёрной паутине лжи и обмана. Отравлю их души паучьим ядом. Перестанут различать добро и зло. Станут покорными рабами. Натравлю их друг на друга, как пауков в банке, и буду властвовать.
 Теперь Вирусач уже мечтал о мировом господстве. 
 Он заставлял пауков-вирусов встраивать нити чёрной паутины в серебряную сеть Интернета, искажать компьютерную память.
– Я сотру всю память человеческую, – говорил он, сидя у монитора и разминая затекшие лапы.
– Оторву людей от их прошлого. Чтобы не помнили люди, откуда они родом. Забыли мудрые сказки и песни своих предков. Эти людишки, особенно детишки, будут делать только то, что хочу я - Великий Диктатор!
 Но Город Петра никак не сдаётся Вирусачу. 
 Мрачно смотрит Паук бесцветными глазами на экран компьютера. Там на вздыбленном коне сидит богатырь с поднятой рукой, охраняя свой Город. 
 Злится Вирусач. Каждая их его восьми лап неустанно стучит по клавиатуре. Как в калейдоскопе, мелькают перед ним картинки . Ненавидит он прекрасные дворцы и разводные мосты Петербурга, его сказочные белые ночи. В этом Городе люди всё ещё любят читать книги, ходить в театры и музеи, берегут старые добрые традиции. И здесь не прилипает к серебряным нитям Интернета его чёрная паутина.
– Что б ты провалился в бабкино болото, – злобно шепчет он. – Со всеми своими дворцами и памятниками. Посажу всех людишек в огромную стеклянную башню, как в банку, за компьютеры. Станете моими рабами, равнодушными и безучастными. Перестанете смеяться и плакать, петь и любить, играть со своими детишками. Опустеют ваши глаза и души. Будете слушать только меня, Великого Вирусача! 
 Паук хрипло захохотал.
– Быть Петербургу пусту! Дайте только срок.. 
 А пока надо быть хитрее. Приспосабливаться и к бабке и её прихвостням…
 
Пергамент - подвал Началось…
 Прошло триста лет, и получила Арахна долгожданную паутинограмму. Шпион Васька коряво докладывал:
 «Белобрысая девчонка наконец заявилась! Сунула карту Волшебнику. Тот сплавил её «золотым». Ночью они полезут на нить Времени. Пароль пока не разболтали». 
 Вечером накануне дня Города в избушке творилось что-то невообразимое.
 Арахна от волнения не находила себе места. Наконец-то! Триста лет искала она заветную карту, а та оказалась совсем рядом. В доме на озере. У какой-то маленькой девчонки.
 Старуха шагала из угла в угол и раздавала всем приказы.
 Пауки-ткачи сновали взад-вперёд, торопясь закончить плетение паутины особой прочности. Чёрный Паук не сводил с них холодного взгляда. 
 Эскадрилья летучих мышей была отправлена в Эрмитаж на захват карты, волшебных часов и пленных, чтобы у них узнать пароль.
 Но тут наступил девятнадцатый лунный день, и Арахна, проклиная всё на свете снова превратилась в страшную паучиху.
 Она нетерпеливо выглядывала в окно, поджидая серую эскадрилью. Наконец на фоне молочно-белого неба показалась маленькая точка.
– Они возвращаются! – воскликнула паучиха, потирая мохнатые лапы.
 Точка быстро превратилась в серое облако. 
 Первым влетел вожак. 
– Госпожа Арахна, Ваше задание выполнено! Пленники под надёжной охраной. Висят в мешке на осине у озера, – отрапортовал он и протянул ей золотой гриб. 
 Та осторожно взяла его в лапы. 
– Так вот они какие, волшебные часики, – пробормотала она, разглядывая грибок со всех сторон. – Лишился Город своего талисмана, своей гордости.
– А заодно и памяти, и своего прошлого. Теперь нарушится ход истории, – ядовито прошипел Чёрный Паук.
 Кот тихо подобрался поближе. 
– Тонкая работа, английская. Ишь ты, ещё и стрекоза на шляпке дрыгается.
– А ключ от часов где? – Ворон с холодным недоумением посмотрел на командира летучих мышей. 
– Ключ? Здесь был… – растерянно ответил тот. 
– Наверно, в лесу обронил, – тихо пискнул мышонок с розовым брюшком. – Когда та большая собака залаяла.
– А карта где?! – паучиха упёрла в бока передние лапы.
 Мышка-мать робко протянула ей свёрнутую в трубочку карту. Та нетерпеливо развернула её.
– Это что за огрызок? – грозно взревела она. – Где тут отмечено место хранения клада, Тартар вас побери!
– Да мы…
 Вожак храбро выступил вперёд.
– Агент только что снова вышел на связь, – доложил он. – Вторая часть карты временно находится в лапах неприятеля. Вся группа движется в сторону Волшебного Леса. Ситуация под контролем. Шпион Васька у них на хвосте.
 Услышав про внучонка, старый паук дед Василий, замер. Лапы у него заметно дрожали.
– Работу не прекращать! – прикрикнула на него Арахна.
– Теперь наш черёд. Надо развязать пленным языки, – щёлкнул клювом Ворон и, насвистывая любимую мелодию из «Волшебной флейты» Моцарта, стремительно вылетел из избушки. 
– Щас, – оживился Кот. – Мы этих лохов обманем, обмишурим, облапошим.
 И он огромными прыжками помчался вслед за Вороном.
  
Пергамент - подвал Колдовство…
 Вскоре дверь избушки взвизгнула и распахнулась. 
 В проёме появился Кот. Он прищурился и надвинул на глаза кепку с громадным козырьком. 
 Сплюнув сквозь зубы, растопырил подушечки передних лап с выпущенными когтями. Враскачку прошёлся по избушке и развалился на лавке, закинув одну заднюю лапу на другую.
 Все обитатели избушки опешили. 
 Кот выдержал паузу.
– Ну, чё застыли? Думаете, я с пустыми лапами пришёл? – нагло ухмыльнулся он. – Пароль, можно сказать, в кармане. И не таких раскалывали. Повелись лохи на наши фигли-мигли.
– А Ворон где? - опомнилась Арахна.
– Да там, - Кот небрежно махнул лапой. - Ключ в лесу ищет, который эти кривокрылые посеяли. 
 Он стрельнул глазами в сторону летучих мышей. Самый маленький мышонок с розовым брюшком с испугу забился под мамино крыло.
 Паучиха посмотрела на убывающую луну и коротко бросила:
– Пора колдовать. 
 Вздохнув, Кот снял кепку, привычно напялил на голову чалму факира и зажёг две чёрные свечи. Их мерцающее пламя отразилось в его больших жёлтых глазах. 
 К потолку избушки поднялся едкий дым. Запахло пряными травами и серой. 
 Арахна достала из кармана передника волшебное зеркало.
– А ну, покажи, у кого от меня есть секреты?
 Воцарилось молчание. Все замерли в тревожном ожидании. 
 Зеркало ехидно фыркнуло и отразило избушку со всеми обитателями.
– У всех рыльца в пуху, так и знала, – вскипела Арахна. - Ну, погодите у меня! Я вам покажу, кто в доме хозяин… э-э-э, хозяйка! 
 Чуть поостыв, Паучиха снова обратилась к зеркалу.
– Та-а-ак, а шифрованная записка в бочке чья была?
 Поверхность зеркала затуманилась. По ней покатились серые волны. Раздалось шипение. Запахло горелой резиной.
– Не могу понять, хоть тресни! - обозлилось оно. – Сами разбирайтесь со своими записками.
– Эй, кто там мешает, защиту ставит?! Хакеры доморощенные! - закричала Арахна.
 Чёрный Паук крепко сцепил передние лапы, попятился и растворился в полумраке.
 В проёме окна вспыхнул красный глаз внезапно появившегося Ворона.
– Я обещал, что с шифровкой разберусь, - невозмутимо напомнил он.
– Ладно… смотри, своей седой головой отвечаешь, - пробурчала она. – А ключ нашёл?
 Ворон отрицательно покачал головой.
 Арахна нахмурилась. 
 Она положила Ларискино кольцо перед зеркалом, открыла Колдовскую книгу и пробормотала заклинание:

– Пусть серость правит Городом, сердца замкнутся холодом. 
 Людское благодушие сменится равнодушием. 
 Наказ Петра пусть все забудут, и Град его беречь не будут. 
 Афина будет не у дел, забвенье – вот её удел!

 Паучиха стала чертить в воздухе магические знаки. Они вспыхивали синими огнями и сотнями искр рассыпались по избушке.
 Потом она сняла с лапы Ларискино колечко и бросила его на пол. Глухо ударившись о старые гнилые доски, колечко закрутилось, потускнело и…. треснуло.
 Отвернувшись, Кот незаметно скрестил передние лапы на груди.
– Так и знал, – поморщился он. – Опять этой колдунье – недоучке фокус-покус не удался, а сейчас виноватых искать будет…
– Кто палки в колёса ставит?! – в гневе закричала паучиха и обвела тяжёлым взглядом домочадцев.
 Но зеркало неожиданно показало маленькую светловолосую девочку. 
– Это же та глупая девчонка, которая отобрала у меня мяч-глобус! – тут же встрял Кот и выгнул спину дугой.
– Кстати, живёт она неподалёку, у озера, – вкрадчиво заметил Чёрный Паук, выползая из своего чулана. 
– Как посмеет помешать мне эта девчонка ? – залилась смехом колдунья. – Кто я и кто она?!
– Хи-хи-хи!- тут же подхихикнул Паук.
 Кот, стараясь перетянуть одеяло на себя, захохотал во всё горло, схватился за живот и стал кататься по полу. 
– Лицемеры!-неприязненно бросил Ворон.
 Кот встал и отряхнулся.
– «Actors are the only honest hypocrites», - процитировал он Уильяма Хэзлитта с серьёзным видом. – Актёры-единственные честные лицемеры.
– Тук-тук… тук-тук… - послышались откуда-то ясные, ритмичные звуки. 
 Обитатели избушки затихли. 
 Как на рентгене, увидели они в зеркале сердечко, что билось в груди девочки. Красным огоньком оно разгоралось все ярче и ярче. От него во все стороны, как солнечные лучики, расходились тоненькие золотые нити. Они переплетались с такими же нитями, идущими от других неравнодушных сердец. Их сияние разливалось по всему земному шару.
– Вот в чём дело! Горячие сердца… ещё находят друг друга! - раздражённо дёрнулась паучиха. 
 Ворон, нахмурившись, внимательно разглядывал девочку.
– У неё ключ. Тот самый, - заметил он. 
 Да, девочка держала в руке маленький заводной ключик. 
– Кто-то должен у этой шмакодявки ключ умыкнуть. Могу я, – с готовностью предложил Кот и выпустил когти, кривые, как воровские отмычки. – Проверну дельце в лучшем виде.
– Это сделает другой ребёнок, – перебил его Чёрный Паук. – Есть у меня такой на примете. Книг не читает, только просиживает штаны, играя за компьтером. Между прочим, у этого школяра MacBook (макбук). 
– Это что за зверь? - насторожился Кот.
– Ноутбук такой.
– И что с того? - равнодушно пожал плечами Кот.
– Только последний лох не знает, что его логотип - НАДКУШЕННОЕ ЯБЛОКО,- презрительно бросил Паук. 
– Покажи нам этого школяра! - приказала зеркалу Арахна.
Пергамент - подвал Врага надо знать в лицо
 Поверхность зеркала подёрнулась голубоватой дымкой, а затем отразила просторную комнату с изразцовой печью в углу и старинной лепниной на потолке. 
 В большом арочном окне виднелась Петропавловская крепость. Над колокольней собора ясно виднелся летящий ангел, венчающий золотой шпиль. 
 У окна за письменным столом сидел вихрастый рыжий мальчишка. Он самозабвенно штурмовал какую-то крепость в компьютерной игре. 
 Вдруг мальчик вздрогнул и быстро закрыл ноутбук, на крышке которого светилось надкушенное яблоко. 
 В высоком дверном проёме стояла статная русоволосая женщина. Её длинные волнистые волосы были расчёсаны на прямой пробор и собраны сзади в тяжёлый греческий узел. 
 Во всём её величественном облике чувствовалась скрытая сила и энергия. 
 Женщина строго смотрела на мальчика своими ясными серыми глазами. 
– До чего хороша, просто богиня! – не удержался Кот. 
 Он тут же получил пинок и кубарем отлетел к двери, загремев в полумраке опрокинутым ведром.
– Как ты посмел в моём присутствии хвалить другую?! Да ещё… - паучиха замерла на полуслове, с ненавистью наблюдая за каждым движением женщины. – Гляди-ка, человечий облик приняла. Очередного героя воспитывает! 
 Глаза её метали молнии.
– Кто это? - осторожно спросил Чёрный Паук.
– Врага надо знать в лицо, - злобно прошипела Арахна.
– Вылитая Афина…Афина… - зашелестело по углам.
 Ворон грозно оглянулся. 
 В наступившей тишине стало слышно, как тикают украденные Часы Времени. 
 Арахна задумалась. 
 Обитатели избушки терпеливо ждали.
– Вот что… Мы из её мальчонки сделаем предателя,- медленно проговорила она после долгого молчания. В её глазах зажёгся злобный огонь мести. 
 Она резко выпрямила все свои восемь лап и вдруг стала огромной, до потолка. 
 Паучиха подползла к окну, подняла вверх передние лапы и воскликнула:
– О, всемогущая, Лилит, чёрная луна! Ты, крадущая младенцев, помоги нам украсть школьника!
Пергамент - подвал Военный совет
 Немного успокоившись, паучиха чуть уменьшилась в размерах. 
 Близится «ЧАС ИКС». Пора приступать к активным действиям, - объявила она. – Обсудим детали операции. Что мы имеем? Часы без ключа и карту.
– Порванную карту, - напомнил Кот, бросив красноречивый взгляд в сторону летучих мышей.
– С Вашего позволения, милостивый государь, я продолжу, - съязвила Арахна. – Ваша первая задача по прибытии - выйти на связь с главарём шайки местных разбойников по кличке Хитрый Крыс.
 Кот встрепенулся. У него хищно дёрнулись усы.
– Поиграем в кошки-мышки, - кровожадно заявил он.
– Вступим в сговор с с преступными элементами, - уточнил Чёрный Паук, тихо радуясь про себя.
– А если в ловушку попадём? Застукают и заметут, - забеспокоился Кот.
– Выкрутишься, старый прохвост, - отрезала Арахна. 
– Может, надо перевоплотиться?- предложил Кот. – Я могу сыграть кого угодно. Так наряжусь, что мать родная не узнает.
 К нему неслышно подобрался Чёрный Паук.
– Как ни рядись, всё равно кошачий хвост выдаст, - ехидно прошептал он ему на ухо. 
– А некоторые только на экранах компьютеров герои - супермачо, - парировал Кот. – Лохов обдуривают.
– А у тебя вся жизнь-игра,- ядовито прошипел Паук. – Шут гороховый.
 Ворон слушал всех, прикрыв глаза.
– Как мы вычислим этих ганстеров?- сдержанно поинтересовался он. 
 Кот тут же принял серьёзный вид. Напялил на нос очки, достал клочок бумаги и приготовился записывать.
– Какой, Вы говорите, пароль для связи? - деловито спросил он, покусывая огрызок карандаша.
– Хитрый Лис без всякого пароля вас найдёт.
 Арахна приоткрыла свой заветный сундук и достала снаряжение для экспедиции.
– Лицедей, получи свой реквизит.
 Она сунула в лапы Коту серебряное блюдечко. 
– Вот тебе планшетик. Покатаешь по нему наливное яблочко -увидишь всё, как на экране.
 Чёрный Паук посмотрел на озадаченного Кота и презрительно хмыкнул.
- Спецагентам выдают такие гаджеты?
– Интернетов там нет,- напомнила Арахна. – Связь будем держать через паутинограммы, благо паутинограф всегда работает. В нужное время я появлюсь.
– Всё выполним,- быстро заверил Чёрный Паук.
– Лови! - Арахна бросила Коту волшебный клубочек. – А это твой ЛАПтоп. Он тебе дорогу укажет. ТОПай своими лапами, куда он скажет. При случае и желание может исполнить. Но применять его надо строго по показаниям.
 Затем повернулась к ткацкому станку. 
– Успели закончить работу?
 Пауки дружно поклонились и притащили к её ногам сеть особой прочности. 
 Она достала Колдовскую книгу и прочитала магическое заклинание. Подозвала к себе Чёрного Паука.
– Головой отвечаешь за эту паучью сеть. А ещё – за вербовку школяра. 
– Мальчишка уже мой! - не моргнув глазом, соврал Чёрный Паук.
 Арахна удовлетворённо кивнула и обратилась к Ворону.
– Ты главный в экспедиции. Глаз не спускай с этого детёныша-варвара, не читающего книг. Его руками добудете ключ и второй листок плана. 
 Вожаку рукокрылых паучиха вручила Волшебные Часы. 
– В полночь в условленное место подойдёт корабль. Капитан - наш человек… вернее…э-э-э…призрак. С ним собака.
– Надеюсь, она тоже призрак, - проворчал Кот и зашепал на ухо Ворону:
– Какой-то бабка замысловатый узор плетёт. Закрутила всё, как в книжках про шпионов. 
– Как вам мой план? - хитро прищурилась Арахна.
– Гениально! - хором воскликнули Кот и Паук.
 Ворон сдержанно кивнул головой.
– Весьма увлекательно.
 Паучиха приосанилась.
– Дальше будет ещё интереснее. Остальное узнаете на месте. Удача будет на нашей стороне!
 Ворон кивнул.
– На нашей стороне, - тихо каркнул он. 
– Если кто-нибудь не перейдёт нам дорогу, - прошипел Паук, глядя на Чёрного Кота. – И удача сторону не поменяет. 
– Поймаем её за хвост! - беспечно воскликнул Кот.
 Уже переступив порог, он вдруг хлопнул себя лапой по лбу и метнулся обратно. Залез под лавку , вытащил «Сказки о котах» и быстро засунул их в свой узелок, состряпанный из Лизаветиного платка.
 Экпедиция в полном составе покинула избушку.
 Паучиха вздохнула и уменьшилась до обычных размеров. Осторожно потёрла второй левой передней лапой четвёртую правую заднюю.
– Вот незадача, разнылась к ночи, - проворчала она и посмотрела на старых пауков, ища сочувствия. 
 Переглянувшись, Лап Лапыч и дед Василий понимающе вздохнули. Молча достали из-под ткацкого станка припрятанные листья лопуха и отдали хозяйке. 
 Та примотала их к больной ноге и, покряхтывая, сползла с сундука.
– Спасибо, - растрогалась она. – Все свободны.
 Так Арахна исполнила своё обещание и отпустила пауков. 
 Вскоре избушка опустела. 
 Оставшись одна, паучиха посмотрела на песочные часы.
– Да-а, лета мои не маленькие, - вздохнула она. - Но время надо мной пока не властно. 
 Арахна достала из кармана зеркало и протёрла его краем передника. 
– А ну-ка, покажи мою соперницу.
 На стекле появились трещины. Он задрожали, стали извиваться, как змеи, и сложились в рисунок. На нём была статная женщина в старинном боевом шлеме, с копьём в руках. 
 Арахна нахмурилась и отвернулась.
– Погоди, великая воительница, одолею я тебя военной хитростью. 
 Забывшись, она с силой топнула больной ногой так, что с неё чуть не слетел лопух вместе с сандалией.
– Не хочу быть вечной старухой и вдобавок пауком. Хочу быть девицей красной!
 Зеркало сдавленно хихикнуло и закашлялось. 
– Хоть лопни от смеха, а я своего добьюсь! - обозлилась Арахна.
 Она убрала зеркало и, немного поразмыслив, спрятала Колдовскую книгу за сундук. 
 Тяжело опираясь на клюку, паучиха залезла в него и стала что-то искать. 
 Тихо скрипнула дверь избушки. В лунном свете промелькнула неясная тень. Чья-то лапа, обмотанная тряпкой, осторожно прикрыла крышку сундука и заперла его на замок. Кто-то бесшумно скользнул обратно. 
 Избушка тяжело вздохнула, захлопнула ставни и затворила дверь.
<<< Предыдущая глава Следующая глава >>>
Пергамент - подвал ^ Наверх ^